Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Публикации

А судьи кто?

02.11.2007
26 октября состоялся круглый стол на тему «Кто должен быть судьей?», инициированный Фондом «Либеральная Миссия», Фондом «ИНДЕМ» и Юридической компанией «Пепеляев, Гольцблат и партнеры». К обсуждению были приглашены выдающиеся правоведы и общественные мыслители – Сергей Пепеляев, Георгий Сатаров, Михаил Краснов, Тамара Морщакова, Владимир Римский, Ольга Шварц и другие. Несмотря на непосредственное отношение темы к области правосудия, дискуссия сложилась в плоскости публично значимой, нежели юридико-технической.

На обсуждение был поставлен ряд вопросов, относящихся к требованиям профессиональной пригодности судей, необходимости «выращивания» судей внутри судейского аппарата, профессиональной деформации судей. Несколько странно было включение в список предложения об установлении имущественного ценза для кандидатов на должность судьи. Между тем, этот вопрос был почерпнут Сергеем Пепеляевым из выступления ректора Академии народного хозяйства Владимира Мау, известного своей любовью к цензам. Предложение заключалось в учете суммы задекларированных кандидатом доходов за предшествующие годы. Мау полагает, что лишь в случае достаточно больших накоплений у судьи не будет стремления брать взятки и принимать услужливые решения. Присутствующие отнеслись к предложению холодно, согласившись с профессором ГУ-ВШЭ Михаилом Красновым в том, что для жадности нет предела и коррупция вовсе не главная проблема российского судейства. А какая главная? Сергей Пепеляев, открывавший дискуссию, определил такие проблемы, как униженное состояние судьи, неэффективные способы управления и финансирования судебной системы. Что касается «выращивания» судей, то Пепеляев, соглашаясь с председателем ВАС Антоном Ивановым, поддержал англосаксонскую модель. То есть такую систему, в которой должность судьи – это венец юридической карьеры. «А судьи, которые «выращиваются» внутри аппарата суда, остаются «домашними», это чиновничий способ пополнения судейского корпуса», – подчеркнул Пепеляев.



Президент Фонда «ИНДЕМ» Георгий Сатаров также объявил себя сторонником разнообразия каналов рекрутирования, не исключая и приход судей из адвокатов. Сам Сатаров обратил внимание больше на профессиональную деформацию в судебной системе. «Это в наименьшей степени зависит от профессиональных и моральных качеств судьи – система коверкает всех. Нельзя говорить о профессиональной деформации судей, говоря только о самих судьях – этот вопрос затрагивает систему в целом».

А система в целом, как удалось выяснить, постоянно подвергается воздействию двух сил – власти и общества. Социолог Фонда «ИНДЕМ» Владимир Римский с помощью презентации постарался осветить ситуацию с общественным запросом к судьям. На основе социологических опросов выяснилось, что 71% граждан вообще никогда не обращались в суд. Причины тому разные. Наиболее приоритетная – мнение о невозможности добиться справедливости в суде (54%) и отсутствие средств на юридическую помощь (48%). Люди считают, что суд не пойдет на конфликт с властями и влиятельными людьми, а потому не считают полезным туда обращаться. При этом только 25% респондентов готовы всегда соблюдать нормы законов. Получается явная нестыковка общественного запроса к суду и воли самих граждан вести себя в соответствии с законом. Тем не менее, Владимир Римский предложил в качестве мер по укреплению правосудия усилить влияние общества на суды, а разработку конкретных процедур по отбору судей поручить профессионалам.

По поводу требований власти к судьям высказались Михаил Краснов и Екатерина Мишина (которым принадлежит авторство недавнего проекта «Либеральной Миссии» «Открытые глаза российской Фемиды», посвященного независимости судебной власти в России). «Просто у нас нет политической воли на создание независимых судов», – сказала Мишина. Михаил Краснов настаивал на институциональных пороках системы власти, а поэтому привязываться к конкретным политическим фигурам не считает нужным. Однако свою роль в исправлении этих самых пороков, по мнению Краснова, должно сыграть общество: «Пока общество не заявит, что НАМ это нужно, никаких позитивных изменений не будет». Закончил свое выступление Краснов оптимистическим обращением к присутствующей в зале молодежи – «вам предстоит что-то изменить». Последнее вызвало активный протест со стороны Ирины Ясиной: «Ведь мы же с вами еще живы, зачем же перекладывать все на другое поколение и отказываться от борьбы? Надо просто начать с себя. И в этом смысле юридическая корпорация, на мой взгляд, должна относиться к себе намного критичнее».




Были высказаны и другие мнения. Например, о необходимости проверять не только профессиональную пригодность судей, но также и психологическую, личностную. Все это связано с высоким значением судейской профессии и тем авторитетом, которым судья должен обладать в обществе. Ряд мнений выражался в конечном итоге в проблеме вечного – неспособности общества и нежеланию власти, которые уже, как данность, рассматриваются в отрыве друг от друга, как противоположно направленные установления. «Я не хочу винить власть, – заключил Евгений Ясин, – она делает то, что ей позволяет общество. А общество в целом очень толерантно ко всему относится».

Толерантно и подобострастно митингует Петропавловск-Камчатский за третий срок, российская интеллигенция подписывает петиции к Президенту того же содержания. Уважение и священный трепет формируются странным образом только в отношении исполнительной власти и гаранта Конституции, которую его же упрашивают нарушить или, в крайнем случае, поменять. Необходимо что-то делать с этим неравномерным распределением авторитета.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика