Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Публикации

Россия — США: Почему мы нужны друг другу

02.04.2007
В честь отмечающегося в 2007 г. 200-летия установления дипломатических отношений между Россией и США были проведены конференции, семинары и банкеты. Но если отвлечься от речей и тостов, то приходится признать: качество отношений между двумя державами скатилось до уровня ниже 1991-го, а оценки будущего не звучали так мрачно со времен 1986 г.

Зеркальная недооценка

Прислушайтесь к разговорам в Вашингтоне, и услышите: это все Путин с его авторитаризмом во внутренней политике и самоутверждением во внешней. “Да, — говорят там, — общая ситуация в России продолжает ухудшаться, но Кремль становится все активнее и смелее”. Возвращение России на мировую арену воспринимается и как незаслуженное (нефть и газ), и как эфемерное (по той же причине).

Послушайте московские разговоры, и услышите: это все нервозность американцев по поводу усиления России. Как заметил Владимир Путин в разговоре с одним журналистом: “Нас боятся, потому что мы большие и богатые”. Конечно, рассуждают в России, мы начали поднимать голову и это им не нравится, особенно потому, что нас уже почти отправили на свалку истории. Рано списали.

У россиян, конечно, есть свой список претензий к американцам, в котором временами нетрудно разглядеть зеркальное отображение аналогичного американского списка. Это и санкции против российских предприятий, продающих обычные вооружения Ирану, и вмешательство США в дела стран СНГ, особенно в том, что касается поддержки цветных революций, и планы по размещению элементов системы ПРО в странах Центральной Европы.

Еще одна тревожная тенденция в обеих столицах — неготовность признавать важность противной стороны. В Вашингтоне о России слышно немного — она повисает в воздухе между понятными для американских политиков демократической Европой и бурно растущей Азией. Для Вашингтона BRIC (Бразилия, Россия, Индия, Китай — аббревиатура, придуманная в 2002 г. аналитиками Goldman Sachs для обозначения важнейших развивающихся экономик мира) уже превратился в BIC. Россию чаще вспоминают не в связи с Китаем и Индией, а в одном ряду с Ираном и Венесуэлой, т. е. со странами, которые, в понимании Вашингтона, беспардонно злоупотребляют своим нефтяным богатством.

В Москве об Америке вспоминают, конечно, чаще, но и это не помогает взаимопониманию. Откровенная речь президента Путина в Мюнхене 10 февраля получила безоговорочную поддержку в российском обществе. Для Буша Путин сделал исключение, назвав его своим другом, но на российских телеканалах Буш по итогам 2006 г. — объект наиболее жесткой критики среди всех международных политиков. Люди, которые критикуют американскую политику и откровенно ненавидят США, не только имеют доступ к телевизионной аудитории в прайм-тайм, но и просто доминируют в эфире.

Тем не менее сходство очевидно. Многие советники как той, так и другой администрации уверены, что противоположная сторона находится в состоянии глубокого упадка — либо во внутренней (как в случае с Россией), либо во внешней (как в случае с США) политике. Точно так же, как многие россияне с удовольствием наблюдают, как США все глубже и глубже увязают в Ираке, многие американцы, потирая руки, ждут, что будет с Россией, как только упадут цены на нефть. Представители обоих государств уверены, что противоположная сторона вот-вот поскользнется и упадет.

Злорадства по отношению друг к другу сколько угодно, а подлинного внимания к двусторонним отношениям крайне мало. Доброе слово в адрес США в России и, наоборот, в адрес России в США — уже почти неполиткорректность.

Перспективы отношений

Между тем попытки наведения мостов не прекращаются с обеих сторон. Американские дипломаты в Москве делают все, чтобы сохранить диалог между двумя странами. Но есть пределы возможного и для самого искусного дипломата. Российская сторона с помощью имиджмейкеров пытается улучшить восприятие страны в США. Но в их деятельности чувствуется привкус топорной советской пропаганды, неэффективной и даже раздражающей. Канал Russia Today не смог зарекомендовать себя заслуживающим доверия источником информации. А рекламные вкладки в американские газеты рассматриваются как пропаганда и устаревший пиаровский метод, давно не используемый на Западе.

Ни одна из сторон на самом деле не ищет конфронтации. Признав неудачной попытку сближения с Вашингтоном после событий 11 сентября, Москва вернулась к первоначальной установке Путина образца 2000 г.: не вступать в противостояние с США до тех пор, пока это не станет необходимостью. В свою очередь, администрация Буша, несмотря на всю критику действий российского правительства, не стремится включать Россию в свой и без того обширный список внешнеполитических проблем. Спокойная реакция президента Буша и министра обороны Гейтса на выступление Путина в Мюнхене (и нынешнее предложение России поучаствовать в общей системе ПРО) говорят о многом. После мюнхенского выступления президента Путина и российские чиновники, от пресс-секретаря президента до министра иностранных дел, поспешили послать на Запад примирительные сигналы о неконфронтационном характере политики Москвы в отношении США. Более того, Москва приостановила планируемые поставки ядерного топлива для атомной электростанции в Бушере.

Но ближайшие перспективы, к сожалению, выглядят уныло. И в США, и в России начинаются предвыборные кампании. Вакуум на месте позитивного отношения друг к другу заполнится скорее негативом, чем нейтральной позицией. Сложно поддерживать российско-американские отношения, если, когда приходится взаимодействовать, обе страны занимают позицию “ни друзья, ни враги”. По-прежнему давит на плечи груз 40-летней непрерывной конфронтации, увенчанный 15 годами разочарований и крушения иллюзий. Во времена холодной войны Георгий Арбатов говорил о США: “Выборы — плохое время для хорошей политики и хорошее время — для плохой”. В наши дни это утверждение истинно для обеих сторон.

Насколько может ухудшиться ситуация? Нынешним лидерам удается выдерживать прежнюю линию, но в том, что их последователи предпримут новые попытки наладить партнерство, уверенности нет. После 2008-2009 гг. к власти в обеих странах придут новые люди. Они еще не выступали в роли лидеров нации. Если испытание друг друга на прочность снова, как и во времена холодной войны, станет особенностью двусторонних отношений, это может спровоцировать новые конфликты.

Между тем мир, в котором США больше не доминирующая держава, а Россия — ничего не значащее государство, — несбыточная мечта. Вера в такие мечты может оказаться дорогостоящим времяпрепровождением. Просчет может привести к неверным политическим решениям и конфликтам, которых можно избежать. В действительности Америка и Россия, преследуя собственные интересы в новой реальности XXI в., нуждаются и будут нуждаться друг в друге.

Почему мы нужны друг другу

России Америка нужна по трем причинам, каждая из которых принципиально важна с точки зрения успеха страны в ХХI в. России не преуспеть, если она не пройдет через процесс масштабной модернизации, если не интегрируется полностью в глобальную экономику и если она не обеспечит себе спокойное существование с точки зрения безопасности как в региональном, так и в мировом масштабе.

Модернизационная повестка дня неизбежно выводит на передний план вопросы здравоохранения, образования и других аспектов человеческого капитала. США можно не считать образцом в этой области, но они обладают огромным багажом экспертного знания, который нельзя игнорировать. России также нужен доступ к современным технологиям, управленческим навыкам и деловой культуре. Развитие связей с американскими компаниями и университетами ускорит прогресс в этих областях в России. Важно и то, что сотрудничество с США может помочь развитию и международной интеграции востока страны — в частности, приморских территорий и Восточной Сибири.

Интеграция в широком смысле, после ожидаемого вступления России в ВТО, потребует беспрепятственного доступа к американскому и глобальному рынкам. А это, в свою очередь, потребует изменения отношения к России в американском обществе и правительственных кругах, отношения, символом которого остается живучесть поправки Джексона — Вэника, принятой в 1974 г. После вступления России в ВТО этот реликт холодной войны будет мешать компаниям самих США. Однако практически полный отказ даже рассматривать вопросы покупки российскими компаниями активов в американском энергетическом секторе может стать проблемой для “Газпрома” и других российских игроков. Чтобы на равных правах войти в глобальное бизнес-сообщество, россиянам необходимо развивать взаимодействие с американскими коллегами и на корпоративном, и на личном уровне.

Безопасность и стабильность в XXI в. может быть достигнута только многосторонними усилиями. В первую очередь это относится к глобальным вопросам, таким как угроза международного терроризма, распространение оружия массового поражения, религиозный радикализм или феномен “несостоявшихся государств”. На региональном уровне российско-американское сотрудничество необходимо, чтобы создать начатки стабильности в регионе Ближнего Востока и на прилегающих территориях, включая Афганистан и Центральную Азию. Будучи все более напористой в своем поведении, Россия ищет признания со стороны США своего статуса великой державы, полноценного и независимого члена клуба ведущих держав.

Американская повестка дня, совместная с Россией (борьба с терроризмом, контроль за распространением оружия массового поражения, энергетическая безопасность), остается реальной и актуальной. Ее нужно лишь обновить, уточнить цели (в отношении борьбы с террором), усовершенствовать связь между стратегией и тактикой (по Ирану — с учетом опыта переговоров с Северной Кореей) и переформатировать параметры сотрудничества (по энергетическому партнерству — с учетом того, что эта сфера теперь находится под контролем Кремля). Контекст очень изменился со времени 2001-2002 гг., когда эта повестка дня формулировалась, но сами вопросы остаются актуальными.

XXI век открылся эпохой уникальной для всей истории человечества: все крупнейшие игроки на мировой арене находятся в мире друг с другом. Будет ли это состояние устойчивым и станет ли нормой? Гарантировать это, к сожалению, нельзя. Мир еще может распасться на враждующие блоки — так считают некоторые историки, в частности Нил Фергюсон. Отступление от сегодняшней ситуации процветания и относительной безопасности может оказаться гибельным, столь же трагичным, как Первая мировая война и ее последствия. Будущее зависит от США в большей степени, чем от какой-либо другой державы.

Конструктивным поведением со стороны США было бы укрепление связей со всеми ведущими державами мира. Вместо того чтобы создавать новую лигу наций, включающую одних и исключающую других, США необходимо расширить группу мировых лидеров, пригласив в нее всех реально действующих игроков. Вместо того чтобы отступать к модели “семерки”, нужно расширить сообщество лидеров до 12 — с Китаем, Индией, Бразилией и Южной Африкой в качестве новых полноправных членов клуба. Россия уже является частью этой группы ведущих держав, но от нее можно ожидать существенного увеличения вклада в процесс принятия глобальных политических решений.

Автор — глава научного совета Московского центра Карнеги

Опубликовано: газета "Ведомости" 02 апреля 2007 г.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика