Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Листая прессу

Итоги года

27.12.2005
Евгений Ясин
Итоги года

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Здравствуйте, в нашей студии сегодня научный руководитель государственного университета Высшая школа экономики Евгений Ясин. Евгений Григорьевич, новогодние праздники – это обычно когда люди поднимают бокалы и говорят, чтобы мы в будущем году жили не хуже, чем в прошлом. А каковы наши перспективы жить в будущем году не хуже, чем в прошлом?

Е. ЯСИН

– Здравствуйте, во-первых. Во-вторых, я так думаю, что в будущем году у нас есть возможность жить не хуже, чем в этом году, если говорить о материальном благосостоянии и об обстановке в российской экономике. В этом году мы подходим к концу года со следующими основными показателями. Во-первых, у нас данные за третий квартал, недавно опубликованные, показали рост ВВП на 7%. Мы практически вернулись к тем темпам, которые были у нас, правда, это, да, по ВВП. Мы вернулись к тем темпам, которые у нас были до дела ЮКОСа в 2003 году. По году, в целом, цифры будут меньше, где-то порядка 6.4%, это то, что недавно такой прогноз дал министр экономического развития, это довольно неплохо. Это примерно на 2 процентных пункта меньше, чем могло бы быть, но, вы знаете, когда все-таки позитивные изменения происходят, то как-то нет особого желания считать упущенные выгоды.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Евгений Григорьевич, но ведь специалист понимает, что такое рост ВВП, а не специалист, не знаю, бюджетник, пенсионер, студент сидит и ждет, когда этот пресловутый рост ВВП, от него что-нибудь обломится в мой личный карман, правильно?

Е. ЯСИН

– Да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Как ответить людям, которые задают этот вопрос, вообще как определить среднестатистическому гражданину, что он стал жить лучше?

Е. ЯСИН

– Да, понимаете, все-таки разумно для всех граждан начинать разговор с ВВП, потому что ВВП – это валовый внутренний продукт, это результат всего общественного производства, если растет пирог, это пирог, который потом можно делить. Если растет пирог, то есть шанс у каждого что-то получить. Именно в расчете на рост пирога у нас в бюджете запланирован рост доходов, предположим, работников бюджетного сектора чуть ли ни в 40% за один год. Это отклик на то, что происходило раньше, и вопрос только заключается в том, будет ли этот рост реальным или больше половины или даже больше, чем половины, его съест инфляция, потому что это, конечно, ассигнования, выраженные в номинальных деньгах, а инфляция все время отъедает кусок. И чем она выше, тем хуже. Но, в принципе, я так думаю, что предложенные недавно Кремлем национальные проекты, они, прежде всего, ориентированы на то, чтобы довести до значительной части населения какую-то долю тех доходов, которые Россия в течение уже нескольких лет получает от экспорта нефти по очень высоким ценам. И собственно говоря, на это нацелены и проекты в образовании, в здравоохранении, по доступному жилью. В сельском хозяйстве это пришей кобыле хвост, там просто это, я бы сказал.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Личные контакты президента?

Е. ЯСИН

– Это давление сельскохозяйственного лобби, потому что оно и заработает там, до крестьян мало что дойдет, но до бюджетников, до пенсионеров, пенсионеры, правда, там не упоминаются в числе этих проектов, но, я думаю, жизнь все-таки заставит, до них что-нибудь дойдет, несомненно. И в этом смысле граждане могут быть, ожидать лучшего. Мне бы очень хотелось разделить деятельность нашего руководства и работу экономики, потому что это вещи очень разные, и наши граждане должны это обстоятельство понимать. В каком ключе, у нас есть такая манера, что если становится лучше, мы это приписываем руководству. Путин такой хороший, он нам обеспечил, выросли доходы, он заботится о народе и т.д. Должно быть понимание, что сегодня главный рост благосостояния происходит не из-за усилий правительства, а это происходит потому, что для России сложилась исключительно благоприятная конъюнктурная ситуация в мировой торговле. Мы получаем большие доходы, во-вторых, у нас, сегодня мы имеем возможность пожинать плоды от реформ, которые были сделаны в 90-х гг.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Т.е. теми самыми ненавидимыми?

Е. ЯСИН

– Ненавидимыми, да, Гайдаром и Чубайсом. Они открыли возможности для развития российской экономики. Кто поднимает экономику? Экономику поднимает бизнес. На что он опирается, на частную собственность. Эти рычаги, которые были запущены в виде рынка и в виде частной собственности, они работают. И только, не только, в основном, благодаря этому мы сегодня имеем возможность говорить о том, что будут какие-то плоды перепадать и населению. Но какой вклад правительства, я так должен сказать, что, конечно, тут тоже есть определенные позитивные моменты, например, снижение налогов являлось в прошлое пятилетие очень важным шагом. Я хочу напомнить, чтобы было ощущение справедливости все-таки у людей, что предложение о снижении налога на прибыль с 35.5 до 24%, это было предложение Михаила Михайловича Касьянова. И это было смелое предложение, потому что сразу такой рывок сделать было бы очень трудно. Уже второе предложение, снизить единый социальный налог на примерно такую же величину, на 9.5 процентных пункта, с 35 тоже до 26, номинально и реально до 24, потому что там действуют эти самые регрессивные шкалы, это уже было предложение других людей, они старались пойти по тому же пути. Но, по-моему, перебрали, потому что образовался дефицит пенсионного фонда, в общем, остановилась пенсионная реформа.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Я напомню, что в нашей студии Евгений Григорьевич Ясин. И вопрос к вам у меня вот какой, экономика как функционирующая система отдельно, деятельность правительства отдельно, но не первый и не второй раз мы слышим, что президент нынешний наш – человек чрезвычайно везучий. И основным доказательством тому просто цены на нефть, да?

Е. ЯСИН

– Не только. Я думаю, что, действительно, нужно сказать, что Владимиру Владимировичу просто очень везет, очень везет, он, по-моему, даже не отдает себе отчета, потому что я часто ловлю себя на мысли о том, что у него по тому или иному поводу возникает плохое настроение. Это несколько на нас отражается. Но вообще-то ему очень везет. Возьмите, 98 год, цены на нефть – 8 долларов за баррель, и уже только по этой причине уходит в отставку правительство Кириенко, приходит Примаков и т.д. В конце концов, этот кризис сыграл на руку Путину, когда искали достойного преемника.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Когда его нашли.

Е. ЯСИН

– Да, когда его нашли, да. Теперь, только он приходит к власти, цены на нефть поднимаются, работают рыночные реформы, из-за которых заслужили свою репутацию молодые реформаторы и т.д., и все, что возникают позитивные моменты в части развития бизнеса, подъема российской экономики, это все вменяется в заслугу Путину. Хотя, на самом деле, в его заслугу надо по справедливости отнести возникновение политической стабильности, потому что возникло доверие к президенту, рейтинги очень высокие. И он мог себе позволить делать очень многое благодаря этим рейтингам. Но не стал делать. Я считаю, что то обстоятельство, что этот рейтинг держится, несмотря ни на что, это тоже некий сигнал везения, потому что я скажу, что в жизни очень многих политических деятелей возникает такой момент, когда что он ни делает, ему все идет на пользу. Вы вспомните президента Рейгана, он что только ни делал, как он, каких глупостей, что он говорил по телевизору, сейчас его считают великим президентом, но он, может быть, он и был великим актером и великим президентом по американским понятиям. Но я вспоминаю, когда мы просто хватались за голову, какие он иногда говорил глупости. Буш в этом отношении не очень сильно от него отличается.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Евгений Григорьевич, но если говорить о тех же самых высоких ценах на нефть, когда США спали и видели, чтобы СССР ушел из Афганистана, насколько мне известно, договоренность о снижении цен на нефть была достигнута, было что-то такое.

Е. ЯСИН

– Нет, я просто хочу вам сказать, что вообще на мировом рынке никаких договоренностей о снижении цен на нефть быть не может. То, что там присутствует ОПЕК и про него говорят, что он очень влиятельный, это неправда, потому что, на самом деле, ОПЕК контролирует примерно треть мировой добычи нефти, он играет очень важную роль. Но, в принципе, рынок нефти – это, в основном, рынок настоящий, т.е. там серьезно повлиять на развитие событий не может ни одна из сторон, а есть такая привычка конспирологическая у обывателя искать заговор, искать какие-то такие мотивы, договорились потребители с производителями против народа всей Земли и держат цены на нефть. Это не так, я вас уверяю, что если бы была возможность сегодня получить снижение цен на нефть, очень многие бы обрадовались, потому что для Америки не так, но для Европы высокие цены на нефть – это ужасно, это очень сильно обостряет те кризисные явления, которые происходят в Европе и во многих других частях мира. Поэтому никаких заговоров не было, никаких договоренностей не было, а, продолжая тему про везение господина Путина, я хочу обратить внимание на одно обстоятельство. Посмотрите, он организовал или его помощники организовали спецоперацию против ЮКОСа. Казалось, что это нападение на основы частного бизнеса, на основы частной инициативы не обойдется ему даром. И эта реакция у бизнеса сохранится надолго. Но прошло примерно два года, и с середины 2005 года, это годовщина ареста, вторая годовщина ареста Платона Лебедева, бизнес зашевелился. Деловая активность пошла вверх, теперь мы в следующем году, в 2006 г., точнее, мы увидим, что будет, повысятся темпы экономического роста, что будет ниже инфляция. Возможно, мы перейдем этот важный рубеж ниже 10% годовой инфляции. Это кому, это все в зачет Путину, поэтому я хотел бы, чтобы у наших граждан было такое понимание, что не все зависит от президента. Им иногда просто везет. А другим не везет. Но обычно бывает так, что тот, кто решается на какие-то серьезные ответственные шаги ради страны, они попадают в разряд неудачников. А те, которые пользуются плодами их деятельности, им везет. Но одновременно те же самые люди, которым везет, они создают предпосылки для следующего кризиса. И это сегодня назревает.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– В котором виноват будет кто-то другой.

Е. ЯСИН

– Конечно, другой будет виноват, найдется еще один Гайдар.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Евгений Григорьевич, скажите, пожалуйста, один из уроков дела ЮКОСа заключается в том, что есть вершины, есть ступени, на которые лучше не влезать. В общем, это уже ни для кого не секрет. Люди, которые одно время боялись разделить судьбу главы ЮКОСа, сейчас вроде бы как бояться перестали?

Е. ЯСИН

– Как они бояться перестали, они нашли новый тон с властью.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– А именно?

Е. ЯСИН

– Они удовлетворяют все ее прихоти.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Т.е. то, что в свое время хотел президент на так называемом шашлычном пакте, вы нам не лезете в политику, а мы вам не мешаем делать деньги, так?

Е. ЯСИН

– Нет, это не так. Они мешают им делать деньги. Они, больше того, им каждый раз говорят, мы просто не видим свидетельств этого, дайте, дайте на то, дайте на это, примите участие в таком-то контракте, потратьте на то-то и на то-то. Хотя это может быть невыгодно, не входило в планы этих предпринимателей. Это, кроме того, конечно, невмешательство в политику, преследование тех, кто пытается поддержать какие-то оппозиционные движения, возьмите недавний факт, появление следователей в банке «Нефтяной», последующие события, уход Бориса Немцова с поста председателя совета директоров по одной простой причине. Хозяин банка господин Лившиц ему сказал – Боря, я так моделирую ситуацию, Боря, я тебя очень люблю, но ты же можешь подставить наш бизнес. И Немцов ушел, потому что был наезд, можно сказать так, что там у них много чего нашли, что там это такой нечистый банк, я не верю этому. Я не верю в такого рода вещи, потому что я знаю, что когда нужно нашим правоохранительным органам, действующим по указаниям Кремля, найти каких-то блох или не блох, потом блох вырастить потом в слонов, то это делается в одно касание. ЮКОС как раз это и был ярчайший пример того, как это было сделано. Поэтому бизнес продолжается находиться в запуганном положении, он просто понимает, что нужно подлизываться к власти, нужно угождать ей и нужно стараться доказать свою преданность и понимание кремлевской стратегии. Но это, на самом деле, означает, что даже если он и активизирует свою деятельность, он все равно будет действовать как локомотив российской экономики в таком, знаете, ослабленном виде, не на полную мощность.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Вот вам еще один вопрос. В последнее время в нефтедобыче и переработке наблюдается тенденция перехода предприятий из коммерческих рук в государственные, вроде бы хорошо, что у руля будет стоять государство, но 15 лет назад оно тоже стояло у руля, это привело к деградации отраслей. Не повторится ли подобный сценарий опять, смогут ли российские государственные компании конкурировать с зарубежными коммерческими?

Е. ЯСИН

– А кто сказал, что это хорошо, что это переходит в государственные руки? Я просто должен сказать, что слышал это только из уст государственных чиновников, которые получают контроль над определенными секторами, определенными компаниями и получают возможность дополнительно что-то делить и отнимать. Я считаю, что увеличение роли, доли государства в нефтяной промышленности, как и вообще в российской экономике, оно, во-первых, происходит, это самое неэффективное, самое опасное для страны движение сегодня в сфере экономической политики. Обратите внимание, я производил соответствующие вычисления, пытаясь понять, какова динамика нашего государственного сектора, ведь у нас есть и программа приватизации. Я подсчитал, в 2004 г. выручка от приватизации государственного имущества составила 88 млн. руб., в то же время отнятием ЮКОСа, отнятием «Юганскнефтегаза», по существу, экспроприации, национализацией «Сибнефти», потому что продажа «Сибнефти» государственной компании «Газпром» – это не что иное, как национализация, затем передача или продажа контрольного пакета акций компании «Силовые машины» РАО ЕЭС России, это национализация. Затем последние операции с «Автовазом» – это национализация. Я взял только список компаний, которые перешли за контроль государства за последние два года. Это по стоимости активов примерно один триллион 200 млрд. руб., теперь сопоставьте. 88 – это программа приватизации, миллионов, а здесь на триллион и 180 где-то сколько-то миллиардов – это национализация. По моим оценкам активы, доля государства в активах, общегосударственных российских активах повысилась с 40 до 43%. Вы скажете, подумаешь, какое дело, 3%, это очень много. Это очень много, причем это в ключевых секторах экономики. И я думаю, что я еще очень сильно недооценил эти перемены. А какая польза? Вы понимаете, я смотрел по результатам залоговых аукционов. Возникли такие компании, как ЮКОС и «Норильский никель», мы все осуждаем залоговые аукционы, они мне тоже не нравились, когда меня мои студенты спрашивают – ну что же, вы в своей книжке пишете, что вы поддерживаете и т.д. Я говорю – молодые люди, вы не умеете читать. Искусство читать между строк, оно только для советских людей, а вы свободные люди. Там все написано, я нигде не сказал, что я поддерживал залоговые аукционы, наоборот, я их не поддерживал. Но потом прошло некоторое время, я вижу, что, действительно, ЮКОС и «Сибнефть», частные компании, но также «ТНК ВР», это эффективные компании, которые внедряли новые технологии, которые делали то, что нужно для развития российской нефтяной промышленности и выводили ее на уровень мировых стандартов. А что теперь будет делать этот самый, «Роснефть», я думаю, что и «Лукойл» тоже весьма, он, мне кажется, не так активно работал, как названные мной компании, но он тоже доказывал и преимущество частного бизнеса в нефтяной промышленности. Причем я не могу сказать, что это был бизнес, который был направлен против государства. Если государство сочло бы необходимым позвать Ходорковского или, не знаю, этого Богданова или еще кого-то и сказать – вы знаете, мы хотим.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Не справляемся, помогите?

Е. ЯСИН

– Не в этом дело, а просто мы не хотим, чтобы вы продавали свои акции крупным западным компаниям, они не стали бы это продавать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Т.е. можно было договориться?

Е. ЯСИН

– Абсолютно, они были готовы к этому. Они, конечно, лоббировали свои интересы, они не хотели принятия, скажем, закона, продолжения действия закона о разделе продукции, им это уже было невыгодно, но это любой бизнес ведет такую кампанию. В целом, я считаю, что увеличение госсектора, в том числе в нефтяной промышленности, это большое поражение России на пути модернизации.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Я благодарю нашего гостя, напомню, что в нашей студии научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика