Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

С либеральной точки зрения

Время Ельцина

26.04.2007
Виноградов Михаил
Смерть Бориса Ельцина сама по себе отмеряет новый этап политической жизни современной России. De mortues aut bene aut nichil гласит известная латинская максима. Однако, мы не можем позволить себе не подвести итогов этого краткого и бурного периода российского истории – времени Ельцина. Размышляет Михаил Виноградов.

«Эпоха Ельцина» – понятие довольно искусственное. В постпартийной политической карьере Бориса Ельцина было, как минимум, три этапа, имеющих мало общего между собой.
1987-1991 годы – время активного поиска Ельциным собственной политической ниши. «Бунт» в октябре 87-го произошел случайно – в том числе, вполне вероятно, и для самого Ельцина. Если верить очевидцам, то первый секретарь Московского горкома и выступать-то не собирался – просто в неловком жесте Ельцина Михаил Горбачев ошибочно увидел просьбу дать слово.
Допрезидентский и даже раннепрезидентский период Ельцина запомнился слабо. Кроме нескольких фраз и эксцентричных поступков («прошу о политической реабилитации», «борьба с привилегиями чиновников», «берите суверенитета сколько хотите», «Исповедь на заданную тему», падение с моста) вспомнить, по сути, и нечего. Вплоть до августа 1991 года Ельцин не торопился определять собственное политическое кредо, и главным двигателем его действий была вовсе не миссия, а стремление наказать прежних обидчиков. Да и после августа 1991 года Ельцин нередко вел себя как человек, не чуждый ценностям отторгнувшей его эпохи. Ярким примером этого стало решение о переносе резиденции из Белого дома в Кремль. Формально это выглядело как придание молодому российскому руководству дополнительной легитимности, но фактически знаменовало похороны «августовской революции». Не случайно решение об объявлении победы над ГКЧП ежегодным государственным праздником так и не было реализовано.
1991-1993 годы стали временем «большой политики», национального лидерства Ельцина. Главными символами этого были подавление ГКЧП (и примкнувшей к нему КПСС), а затем – экономические реформы. Можно спорить о том, когда «золотой» век Ельцина окончился – то ли с приходом правительства Черномырдина, то ли с расстрелом парламента, то ли с думскими выборами 1993 года. Но, уничтожив серьезных политических конкурентов, Ельцин на удивление легко воспринял их идеи. На смену проектам улучшения и модернизации страны пришла расплывчатая и содержащая в себе оправдание любым шагам миссия «беречь Россию». Разницы между модернизацией и «сбережением» Ельцин так никогда и не увидел.
Последний период президентства Ельцина – 1993-1999 годы – оказался самым трагическим. Из лидера государства он превращается в «гаранта», под разными предлогами самоустраняясь от ключевых политических решений. Конечно, формально Ельцин время от времени участвует в выборах, объявляет войны, увольняет премьеров, ведет международные переговоры. Фактически же его действия сводятся к маневрированию между им же самим созданными кланами, подчеркивая свой особый статус и не допуская малейшей угрозы утраты собственной власти. При этом Ельцин всё меньше препятствует неадекватному использованию силы при решении политических конфликтов (война в Чечне, конфликт Службы безопасности президента и Группы «Мост» и т.п.).
В конце президентства стратегия окончательно сводится к поиску преемника (а не к обеспечению преемственности курса). Да и охарактеризовать сам курс становится все труднее. Команда президента была частично разогнана, частично разбежалась сама. Дефолт 1998 года посеял семена глубочайшего общественного разочарования в политике. На фоне ухудшения состояния здоровья самоустранение Ельцина от принятия важнейших решений достигает апогея и сводится к «пунктирному» присутствию в публичной политике. Закономерным продолжением этого становится его добровольный домашний арест после отставки с поста президента.
Конечно, Ельцин не уникален в своем одиночестве. Пережить свою эпоху в истории приходится нередко. Трудно без боли смотреть на политическую активность Михаила Горбачева, кинофильмы Эльдара Рязанова последних лет или очередные эпохальные «колеса» Александра Солженицына. Нечто подобное происходило и с Никитой Хрущевым. Его эпоху, конечно, всегда удобно противопоставлять временам Сталина или Брежнева, но стратегический тупик в начале 60-х годов XX века вкупе с гигантским общественным разочарованием политикой первого секретаря ЦК были налицо.
Безусловно, непродолжительное время Ельцин был проводником либерального курса, но все же роль его «духовного отца» он на себя так и не взял. Не случайно попытка в 1997-1998 году реанимировать экономические реформы завершилась крахом. Подобно Хрущеву и Горбачеву, Ельцин остался «реформатором на час», впоследствии утопив «идеалы» 1991-1993 годов в текущих аппаратных раскладах. А вопрос о том, как реализовать долгосрочную стратегию реформирования и модернизации страны, остался без ответа вплоть до сегодняшнего дня.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика