Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

С либеральной точки зрения

Лев Пономарев как узник совести

29.09.2006
Алексеева Людмила
Прошедшая третьего сентября акция, посвященная памяти жертв Беслана, была разогнана ОМОНом. Участники пикета позднее предстали перед судом, приговорившим большинство из них к штрафу. Организация Amnisty International (Международная амнистия) признала известного правозащитника Льва Пономарева, получившего трое суток административного ареста, узником совести. Людмила Алексеева комментирует это событие.

По-моему, это совершенно потрясающий случай, разоблачающий нашу власть. Ведь когда Бог хочет кого-то наказать, он лишает его разума. Для того, чтобы запретить возложить цветы на Соловецкий камень в память жертв Беслана, надо обладать каким-то недюжинным отсутствием мыслительных способностей. И вдобавок еще наказывать людей, ослушавшихся этого глупого запрета. Но мало того, что их разогнали, их еще отправили на суд. Первым был осужден Михаил Шнейдер. Ему присудили тысячу рублей штрафа. У меня возникла такая идея: я предлагаю тысяче человек скинуться по рублю и отдать Мише Шнейдеру эту тысячу. Я первая даю рубль. Уверена, что найдется та тысяча человек, которые, из сочувствия к нему, дадут по рублю.

Когда я позвонила в Комиссию по правам человека, где обсуждался вопрос о запрете акции, мне было сказано, что конечно, это нарушение прав человека и запрет незаконен. Я сказала им: «Вы признали запрет незаконным, но, тем не менее, людей наказывают, Михаила Шнейдера оштрафовали. Тогда я не думала, что Льва Пономарева посадят. Они мне так жалобно говорят: «Вы знаете, в общем-то власти имели формальное право. Они могли сказать, что запрещают проведение пикета, поскольку трудно обеспечить безопасность участников акции». Тут я уже взвыла от глупости того, что мне рассказали, о формальном праве власти на запрет. В законе этого нет – нельзя запретить какую-то акцию, если невозможно обеспечить безопасность ее участников. Но дело даже не в этом. Дело в том, что если у Соловецкого камня, то есть перед окнами этих двух огромных зданий, набитых ФСБшниками, среди бела дня, не могут обеспечить безопасность пятидесяти человек, то зачем они все нам нужны – эти люди, сидящие в двух зданиях и вся московская милиция и внутренние войска, и все остальные? А, во-вторых, насколько мне известно, пришло не пятьдесят человек, а двадцать. А омоновцев, которые их разгоняли, было человек сто. По-моему, если бы они выслали половину или даже четверть этих омоновцев, чтобы обеспечить безопасность тех, кто стоял у Соловецкого камня, то все было бы в полном порядке. Но людей для того, чтобы арестовать участников акции они нашли, а для того, чтобы обеспечить их безопасность – нет.

Чем это можно объяснить, кроме того, что власть не хотела прихода людей к Соловецкому камню? Глупость совершенно дикая, даже для наших властей – это редкий случай. И тогда встает вопрос: почему вообще запретили? Почему они так не хотели этого невинного возложения цветов? Я полагаю, потому, что это было не первое сентября, когда начался захват заложников, а третье сентября – когда начался штурм. То есть дата проведения акции заключала в себе некоторое осуждение того, как спасали. Причем, совершенно законное осуждение. Ибо от рук террористов погибло раз в десять меньше, чем от рук спасателей. И граждане имеют право таким образом высказать свое осуждение. Но оказывается, у нас наверху считают, что нет. И у меня складывается такое мнение, что сверху дано указание к 2007-2008 году полностью отучить граждан по какому-то ни было поводу, в каком бы то ни было количестве, в какое-то ни было место выходить на улицу, если нет на то указания властей. Только строем, только по указанию сверху, в указанное время, с указанными лозунгами. Поскольку люди пришли к камню самостоятельно, а не по их указанию, вся эта глупость и разыгралась. Я очень благодарна Amnisty International, которая (так же как наши власти по формальным признакам не разрешили акции состояться) по формальным признакам, совершенно справедливо, в данном случае, в отличии от властей, объявила Льва Александровича узником совести. Его арестовали? Арестовали. За некую демонстрацию убеждений – за демонстрацию убеждений. Он выказывал свои убеждения ненасильственным способом – ненасильственным. Значит, он узник совести. И спасибо Amnisty International, потому что нашим властям нужно очень громко и со всех сторон объяснять, что так с гражданами поступать нельзя, спасибо Amnisty International, что в этом она нас поддержала.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика