Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Страница Ясина

V Съезд народных депутатов РСФСР 28 октября – 2 ноября 1991-го года: два важных события (эфир – 31.10.2017)

31.10.2017
Евгений Ясин: "Два события, представлявших продвижение в России важнейших реформ – экономической и конституционной. Редко одновременно готовится осуществление таких реформ. Ещё реже их подготовка возглавляется одним человеком..."

Анонс передачи «Выбор ясен»

События, о которых сегодня мы поговорим, сыграли очень важную роль в истории постсоветской России и о них стоит напомнить.

Наше движение вперёд ныне во многом зависит от того, как мы отнесёмся сегодня к этим событиям.

Первое из них: Президент Борис Ельцин 28 октября 1991-го года выступает перед V Съездом народных депутатов с заявлением о начале экономических реформ, которые в тот момент не вызывали ни на Съезде, ни в стране серьёзных возражений, и о формировании нового состава Правительства, которому придётся заняться этими реформами. Огромная ответственность, связанная с этими реформами, побудила Б.Ельцина предложить свою кандидатуру на пост главы Правительства реформ. Съезд принял это предложение. В состав Правительства уже тогда вошли Г. Бурбулис, в качестве первого заместителя главы, и Е.Гайдар, взявший на себя экономику, и др.

Через несколько месяцев, вопросы реформ будут вызывать в парламенте самые ожесточённые дискуссии, по сути в основном против решений, принятых 28 октября. Но тогда особо сильных дискуссий не было.

Второе событие на V Съезде – обсуждение проекта Конституции России, доклад о котором 2 ноября сделал также Президент Б.Н. Ельцин, возглавлявший Конституционную комиссию, назначенную предыдущим съездом.

Обращаю внимание: два события, представлявших продвижение в России важнейших реформ – экономической и конституционной. Редко одновременно готовится осуществление таких реформ. Ещё реже их подготовка возглавляется одним человеком. Думаю, та неделя оставила в нашей истории выдающийся след.

Экономическая реформа началась по сути 2 января 1992-го года и продолжалась 7 лет. Когда этот период закончился, в 1998-ом году, казалось, что реформа окончилась неудачей, по крайней мере для тех людей, которые её проводили. Но прошло какое-то время и стало ясно, что она представляет и долго будет представлять важнейший и успешный шаг в нашей экономической истории: в России была восстановлена рыночная экономика. Население забыло о товарном дефиците и многих других проблемах, присущих советской системе. Возродилось предпринимательство, плоды деятельности которого встречаются нашим гражданам на каждом шагу.

Работа над Конституцией России началась ещё раньше, по сути в середине 1990-го года, когда Верховный Совет РСФСР возглавил Б. Ельцин. И закончилась эта работа в декабре 1993-го года, когда была принята Конституция РФ, в основе сохранившаяся до сих пор. Но до августовского путча 1991-го года, работа ограничивалась рамками Союзной Конституции, а после этого столкнулась с серьёзными противоречиями между фракциями в парламенте, борьбой между теми, кто хотел сохранить прежние социалистические традиции, и сторонниками рыночной экономики и демократии. Я, конечно, несколько упрощаю картину, но и усложнять не могу. А суть как раз в этом.

В итоге указом N 1400 Президент распустил Парламент, удалил, стало быть, основных оппонентов и Конституция, опиравшаяся на весьма широкие полномочия Президента, в декабре 1993-го года была принята.

Но если рыночная экономика, пусть не во всём, эффективно уже давно работает, нынешняя конституция и многие окружающие её институты вызывает множество вопросов.

Сегодня тоже нужны реформы, реформы институциональные, едва не на каждом шагу, затрагивающие Конституцию. Дело в том, что с самого начала постсоветской России шёл спор, будут ли все основные полномочия принадлежать Съезду народных депутатов, т.е. парламенту, либо они будут персонифицированы, т.е. принадлежать Президенту. Тогда Президент был гарантией рыночной экономики и демократии и победил он. А потом ситуация изменилась и стало ясно, что дальнейшее развитие страны, включая рыночную экономику, экономическую и политическую конкуренцию и т.д. зависит от разделения властей. Оно записано в Конституции, но при концентрации всех полномочий в руках президента невозможно. Поэтому наша Конституция в нынешнем её виде оказывается тормозом прогресса. Предлагаю подумать.

 

До встречи,

Евгений Ясин

Анонс и комментарии на сайте радио «Эхо Москвы»


Стенограмма радиопередачи

 

Ведущая — Ольга Журавлева

О. Журавлева:

О.Журавлева ― Добрый вечер! Это программа «Выбор ясен». Меня зовут Ольга Журавлева. В студии, как и полагается, Евгений Григорьевич Ясин — научный руководитель Высшей школы экономики. Здравствуйте, Евгений Григорьевич! Е.Ясин ― Здравствуйте! О.Журавлева ― Евгений Григорьевич сегодня забрался в дальнюю историю, ну не в самую дальнюю, мы можем и в средние века забраться, но к V съезду депутатов РСФСР в октябре 1991 года. Там было 2 важных события. Те, о которых мы сегодня собираемся говорить. Но прежде, чем мы к ним перейдем, я хотела бы ваших каких-то слов, комментариев по поводу нескольких новостей, на которые я обратила внимание. «Ведомости» пишут, ссылаясь на исследование правительства о том, что в прошлом году доходы каждого 6-го работника были ниже прожиточного минимума. И в марте этого года вице-премьер Голодец призналась, что бедность в России – это, прежде всего, бедность работающего населения, это уникальное явление в социальной сфере. Получается, что среди бедноты много людей, у которых есть работа, этих людей около 12 млн., и это какой-то наш национальный такой вот фокус. Как это получается? О чем это говорит? Е.Ясин ― Это, я бы сказал, такая ситуация, что вот эта 2-я часть это в основном люди, которые работают в государственных учреждениях. Когда начали формироваться частные предприятия, объединения и так далее, там люди оплачивались с самого начала выше. А здесь это было как бы государственное ведомство. Если это были предприятия, компании, то государственные предприятия. Там зарплата повышалась ниже. Потом повышения пошли, стало побольше, но все равно. Вот сейчас, когда началась эта тенденция к снижению, она уже идет. О.Журавлева ― Реальных доходов, вы имеете в виду? Е.Ясин ― Да. И производства, и доходов предприятий и учреждений. В значительной степени школы, больницы – это государственный сектор. Они стали отставать. Вот сейчас в последнее время, начиная с 2012 года – 2014, они стали отставать. И число людей, которые имеют низкие доходы, иной раз ниже повысившегося прожиточного минимума, они оказались в таком положении. Сейчас Голодец внезапно выступала, говорит, что у нас снижается жизненный уровень. Надо было подчеркнуть, что все-таки главный сектор снижений – это государственный сектор, это государственные учреждения, бюджетная сфера и некоторые государственные предприятия. Они не имеют таких доходов, как «Роснефть», как Газпром и так далее. И это с точки зрения уровня жизни, самое сложное положение ситуации в нашей экономике. О.Журавлева ― Евгений Григорьевич, объясните мне, пожалуйста, вы уже столько нам лет говорите о том, как работает рынок, как работает рыночная экономика, и в чем ее преимущество. А ведь получается, что люди, которые продолжают работать в государственном секторе на катастрофически низких ставках, находясь за чертой бедности, и не отказываются от этой работы. Они как бы в рыночной экономике как бы и не живут. Е.Ясин ― Так оно и есть. Они живут в рыночной экономике, когда они ходят в магазин. А когда они получают зарплату, ну есть разные варианты. Если вы берете государственные административные учреждения, то там зарплата предположим низкая, но потом есть ряд дополнительных доплат. По крайней мере, раньше так было. О.Журавлева ― То есть за эту работу можно держаться за какие-то гарантии или еще за что-то. Е.Ясин ― Да. Ну, есть и другие сектора, такие как образование, здравоохранение, где есть люди, которые тоже получают прилично. Например, хорошие врачи в государственных клиниках. О.Журавлева ― В хороших клиниках, где так организовано, что врачи могут получать. Е.Ясин ― Они получают как бы приличную зарплату – это гонорар. Они получают гонорар. А остальные, там соответствующая ситуация, когда медсестры, служанки и так далее, они что-то тоже получают от тех людей, которые лечатся. Лечатся или лежат в этих стационарах, но меньше, и это сказывается сейчас. О.Журавлева ― Мне просто непонятно, почему люди соглашаются на такие условия. Ведь это несправедливо и неправильно. Если ты можешь быть, извините меня, сиделкой при тяжелобольном, у тебя медицинское образование, и на рынке стоишь достаточно дорого. Проект бизнес-класса на Ленинском leninskiy38.ru/Недвижимость Комплекс бизнес-класса Ленинский 38. Завершение моно­литных работ! Адрес и телефон Проектная декларация на рекламируемом сайте. Застройщик: ООО «Меджиком» Скрыть рекламу: Не интересуюсь этой темой / Уже купил Навязчивое и надоело Сомнительного содержания или спам Мешает просмотру контента Спасибо, объявление скрыто. Яндекс.Директ Е.Ясин ― Да, этот человек, с которым ты работаешь, и которого ты обслуживаешь, он тебе что-то платит. Ты можешь на него воздействовать, предположим, няня и так далее. Например, говоришь – я ухожу тогда-то, горшок вон стоит, делай, что хочешь. Он говорит – нет, я хочу дополнительных услуг… Я не знаю, я не попадал в эту ситуацию. О.Журавлева ― Есть же рынок, я имею в виду, таких услуг, которые могут прокормить людей с такой специальностью. Можно ведь на дому, по найму, можно даже договор заключить, я думаю, скажу даже официальный. Е.Ясин ― Те данные, которые нам сейчас публикуют, сколько они получают зарплаты от работодателей, работодателем является государство, причем официальная у них зарплата намного меньше, чем у других. О.Журавлева ― То есть, это официальные данные? А на самом деле мы не знаем, какие доходы у этих людей? Е.Ясин ― Там есть разные варианты, когда там есть доплаты. Вот те люди, которые лежат в больницах, у одних доплачивают, у других не доплачивают. Этой статистики нет. Я ее не знаю. О.Журавлева ― Но это же противоестественная ситуация?! Это как бы Советский Союз, и как бы рынок одновременно. Е.Ясин ― Да, совершенно верно. Мы большинству предприятий в этой части экономики, там, где бюджетные предприятия, учреждения, больницы, школы и так далее, мы не национализировали их. Вернее не приватизировали. И они на рынок не выходили. Есть учреждения, которые работают на рынке. О.Журавлева ― Но есть частные школы, частные медицинские учреждения. Яндекс.Директ Последние новости вашего города Проис­шествия и чрез­вычайные ситуации в Московской области yandex.ru Е.Ясин ― Да, совершенно верно. Но их не большинство. О.Журавлева ― А вы считаете, что должно быть большинство? Е.Ясин ― Да, конечно, я считаю. Как-то я говорил о медицине и так далее. Я считаю, что в принципе у нас сейчас те предприятия, как бы государственный сектор сегодня – это 70%. О.Журавлева ― И тоже неофициально. Е.Ясин ― Неофициально. Но нужно, чтобы он был, я считаю, пускай не сразу, а со временем, это 15-20%. А там, где государство не может, сейчас начинает экономить, тогда люди будут уходить в частный сектор. Многие больницы, школы будут приватизированы и так далее. Это как бы другая ситуация. Но пока этого нет. О.Журавлева ― Меня, на самом деле, интересует вопрос, почему люди в таком количестве не отказываются от этого достаточно унизительного положения? Е.Ясин ― А мы же не знаем, как они живут. Это не такое унизительное, потому что есть большой теневой оборот. Как это делается? Сколько там денег? Мы не знаем. Это очень пестрая картина. О.Журавлева ― Еще одно заявление, которое я вам хотела привести: «Бывший министр финансов Алексей Кудрин – глава Центра стратегических разработок – призвал Россию отказаться от национального эгоизма. Для этого, по его мнению, нужно в частности пересмотреть отношение к региональным экономическим партнерствам и развивать мировую торговлю. Кроме того, — считает Кудрин – нельзя недооценивать новые американские санкции». Согласитесь с ним? Яндекс.Директ Копи­райтеры всего за 500 рублей Магазин фриланс-услуг нового поко­ления. Оплата только после полу­чения. Всё за 500 р. kwork.ru Е.Ясин ― Да, пожалуй, в основном. Мы сейчас как бы взяли определенную ориентацию, особенно после событий на Украине, в Крыму и так далее, и произошло определенное обособление России. Против нас санкции, в особенности со стороны развитых стран. Есть другие страны, как там Турция, Иран и так далее, Китай – это другие отношения. Но, тем не менее, вот это те страны, с которыми мы имеем наиболее важные для нас отношения, это Западные страны – это Япония и так далее. Развитые страны. Но вот они против нас применяют санкции. И мы находимся на отшибе. Я думаю так, что Кудрин как раз имеет в виду это обстоятельство – мы должны в какой-то момент поменять политику, и исходить из того, что Россия – это страна с рыночной экономикой, которая должна, прежде всего, дружить с теми, и иметь хорошие отношения, у которых она может брать наиболее новую продукцию. Вот наша судьба. Нам повезло с 2003 года – цены на нефть существенно повысились, и мы вступили в полосу расцвета, восстановительный период с 2000-го года до 2008-го, а потом начался 3-й период в нашем развитии, когда стало хуже. Вот в этот период мы видим такие явления, как кризис 2015 года – спад, как следствие событий, которые шли и в 2014-м году, и раньше, потому что был кризис 2008-2009 гг., и многие посмотрели, как Россия вышла из этого положения. Однако вот дальше – 2010-2011 год, произошли у нас какие-то события, я напомню, выборы 2011 года. И тогда как-то сложилось такое впечатление, что Россия в том положение, как она оказалась, она не имеет больших перспектив. И средства стали уходить. Государство предприняло определенные меры внутри страны, но также и вовне, которые поставили его в более трудное положение. Вот о чем говорит Кудрин? Он говорит, что ситуация эта изменилась, давайте будем менять. Но, насколько я понимаю, между тем, что говорит Кудрин и тем, что, скажем, нравится, не нравится правящей элите – это вещи разные. О.Журавлева ― Неужели вы согласитесь с тем, что надо, что называется, прогнуться под санкции, и стремиться к экономическим контактам с людьми, которые нас ненавидят и всячески гнобят. Е.Ясин ― Да они не ненавидят, давай вспомним, что происходило, начиная с 90-х годов, ну с Горбачева и потом Ельцина. У нас были очень хорошие отношения с Западом. Мы, так сказать, к ним хорошо относились, и они к нам хорошо относились. Яндекс.Директ Фести­валь креа­тивности G8 Успей купить билет на первый фести­валь креатива в России! 18+ О.Журавлева ― Как же?! Они же на самом деле хотели купить и потом продать. Они хотели завоевать наши территории и пользоваться нашими богатствами. Вы разве не помните, на съездах, как раз тех самых, о которых вы сегодня хотели говорить, многие рассказывали нам об этом. Е.Ясин ― Я не знаю, о каких съездах. Я знаю, что на правительственных, на государственных съездах этого не было. По крайне мере, до 2003 года. О.Журавлева ― Да вы что? Мы тогда все любили – и коммунисты, и беспартийные, любили Запад? Е.Ясин ― Нет. Коммунисты не были у власти тогда. У них, хотя и было большинство, с 1995 года было большинство в парламенте. Но все равно, решающие рычаги власти были в руках правительства. Мы будем об этом говорить. Оно проводило политику дружбы с западными странами, с Японией, и каждый раз добивалось, ну, вместе работали. Вспомним кризис 1998 года. В последний момент мы тоже внесли изменения в политику. Мировой банк, Международный валютный фонд от США нам помогали. Тогда в Америке власть была в руках демократов, а республиканцы тогда – Буш-младший и так далее, они были настроены против России, потому что они были настроены против демократов, которых надо сместить. Они своего добились. Два срока правления демократов как-то США прошли, и они, по-моему, в 2000 году пришли к власти. И тогда начали ухудшаться наши отношения, потому что в это время, и мы тоже поменяли тех, кто находится у власти. Но самое главное ухудшение, я просто напомню тебе, выступление Владимира Владимировича в Мюнхене. О.Журавлева ― Мюнхенская речь. Е.Ясин ― Это 2008 год. Я не помню точно. Затем это был самый тяжелый момент, это взаимоотношения с Украиной, и это события 2014 года. Тогда санкции пошли, и мы вышли из Большой восьмерки, ну и так далее. Это повлекло за собой определенные минусы. Самое же главное, конечно, это то, что я не считаю, что эти взаимоотношения с Западом для нас – вот когда мы ругаемся на них, что они специально устроили против нас маневры, для того чтобы нас поставить в подчиненное положение – какая-то доля этого была. Но это мировая политика. Вы обороняетесь, против вас наступают, но вы тоже наступаете, и против вас тоже обороняются. Это нормальное явление. Но мы попали несколько в иное положение, потому что Россия до того, как пришли к власти Ельцин и его команда, отделение Украины, Белоруссии – распад Советского Союза, у нас породило определенное отношение к нашему состоянию. Раньше мы думали, что экономические реформы закончатся благополучно, и мы станем жить, как на Западе. А потом – бац, распался Советский Союз. А следом за этим Чеченская война. И еще какие-то события. И мы видим такую сложную картину. При этом всего-навсего в 1985 году еще были довольно высокие цены на нефть, а мы были такой мировой державой, которая сотрудничала с США. Особых проблем тогда не было. Все, что было раньше при Хрущеве, скажем, мы послали войска на Кубу… О.Журавлева ― Но потом у нас был Афганистан – не самая лучезарная история. Е.Ясин ― Да, Афганистан. Но потом Горбачев решил выводить войска. И мы чувствовали довольно приязненное отношение со стороны западных стран. О.Журавлева ― Мне кажется, что самая главная приязнь была – перестройка, гласность, потому что в массе своей западные граждане, даже не столько политики, вдруг ощутили, что мы не будем друг в друга пулять ядерные бомбы – это же так здорово! Это так радостно! Е.Ясин ― Тем более что Горбачев, который сначала в 1986 году в Рейкьявике вел переговоры с Рейганом. Это как бы на равных. Но мы как бы смотрим по-новому друг на друга. Но потом началась немножко другая ситуация. Россия почувствовала, что цены на нефть падают. И каждый год у нас был 20%-й дефицит бюджета. Почти все правление Горбачева, начиная с 1986 года. Надо было как-то выходить, мы стали просить деньги, мы стали занимать. Стали смотреть на нас немножко иначе. Но правительство Клинтона нам помогало. Тогда был министром экономики, и сталкивался с этими американцами. Потом я стал министром без портфеля, последний год моего пребывания в правительстве, все равно у нас были очень активные связи. И я могу сказать, что сегодняшний заместитель Федеральной резервной системы наш друг Фишер. У меня вылетело из головы его имя. Но мы дружили, он помогал очень, он был тогда заместителем председателя, я не помню, как это называется, в мировом Международном Валютном Фонде. И, в конце концов, он очень многое сделал для того, чтобы тогда нам помочь. Он скорее был сторонником демократической политики. Я не знаю его принадлежность партийную. Но он потом вынужден был уйти, уехал в Израиль, там он был председателем Центрального Банка, и сейчас он работает в Федеральной Резервной Системе в Центральном Банке Америки, работает заместителем председателя. Ну, вот это был такой человек, в каком-то смысле пример для руководящих деятелей США. Но сейчас другое положение, мы же сейчас с демократами чуть ли не за грудки хватаемся – мадам Клинтон. О.Журавлева ― За что мы только не хватаемся, с кем мы только не бодаемся. Трамп вроде бы нам как будто бы нравился, но тоже пока никакой разницы. Е.Ясин ― У нас немножко другая политика, чем тогда, когда был у власти Ельцин, и когда мы демонстрировали формирование рыночной экономики, демократической политической системы. О.Журавлева ― Что-то пошло не так, как говорят в кино. Вот об этом, как политика стала другой, и что с ней, по вашему мнению, следует делать, мы, наверное, поговорим уже в следующей части. В студии научный руководитель Высшей школы экономики и действительно бывший министр экономики Евгений Ясин. Меня зовут Ольга Журавлева. Программа «Выбор ясен» продолжится после небольшого перерыва. НОВОСТИ О.Журавлева ― И снова с вами программа «Выбор ясен» с Евгением Ясиным. «V Съезд народных депутатов РСФСР 28 октября – 2 ноября 1991-го года: два важных события». Меня зовут Ольга Журавлева. И мы продолжаем разговор, собственно, до этого самого места мы добрались. Что тогда, по вашему мнению, было 2-мя важными событиями? Вы писали об этом в блоге. Когда под личную ответственность нескольких людей, в первую очередь, Бориса Ельцина, были приняты судьбоносные решения. Е.Ясин ― Первое такое судьбоносное решение, я специально озаглавил свое выступление — «V Съезд народных депутатов РСФСР 28 октября – 2 ноября 1991-го года: два важных события». 28 октября было выступление президента Бориса Николаевича Ельцина в Верховном Совете РСФСР. О.Журавлева ― А он, по-моему, тогда еще не был президентом, он не назывался президентом. Е.Ясин ― Нет. С 12 июня 1991 года он стал президентом, который избирается напрямую, не как председатель Верховного Совета. Сейчас у нас 12 июня национальный праздник. Это связано с политикой страны и Ельцина. Но это означало, что у него серьезно меняются полномочия. Но эти полномочия поменялись не просто, потому что избрали президента, минуя Верховный Совет. О Конституции мы тоже можем поговорить, если успеем. Голосовать за него стали, начиная с выборов в 89 году, на Союзном Съезде народных депутатов в Москве он получил больше 95, по-моему, процентов голосов. Поскольку он проводил реформы, начиная с 92, решения были приняты в 91-м 28 октября, и, кроме всего прочего, он сказал, о чем идет речь – «мы осуществляем переход к рыночной экономике, но это довольно неприятная ситуация, я прошу специальных полномочий, предлагаю, чтобы я правительство сам возглавил, потому что вы меня знаете. Я прошу назначить меня еще и главой правительства для того, чтобы проводить эти реформы». И на год он получил также определенные полномочия. Он мог издавать указы, которые обладали силой закона. И это все началось. И за довольно короткое время с самого начала страна и депутаты в Верховном Совете почувствовали, что ситуация серьезно ухудшается в результате реформ, которыми руководил Гайдар. Но это, с моей точки зрения, было абсолютно необходимым (перейти к рынку) – хотим, не хотим. Жить дальше в советской системе плановой стало невозможно. Перемены, движение к рынку началось еще при Горбачеве. О.Журавлева ― Да, я помню. Кооперативы. Е.Ясин ― Совершенно верно. О.Журавлева ― Самоокупаемость. Е.Ясин ― Да. Законы кооперации были приняты. Закон о кооперации в том издании — это был закон, который позволял, пускай не в открытую, передавать полномочия предпринимателям. Это вопрос не просто кооперации. Там играло важную роль то, что кооперации – кооперативные предприятия — могли образовываться на базе государственных предприятий. И проводилось определенное перераспределение в их пользу. Но в принципе эта работа началась при Горбачеве. О.Журавлева ― А потом уже приватизация. Е.Ясин ― Ее уже проводил Николай Рыжков и мой любимый Леонид Абалкин. Это первые шаги начинались. И их планы были довольно продолжительные. А сейчас, когда пришел Ельцин, когда к нему привели Гайдара, это Бурбулис привел, Головков был такой, с которым я вместе работал в Центральном экономико-математическом институте. Было письмо от Гайдара, написано 19 августа 1991 года. Они встретились с Ельциным, поговорили. И в глубине души Ельцин решил, что вот человек, который годится, чтобы сделать реформы. Но был Явлинский, который в 1990 году выступал вместе со мной и Федоровым, выступал с программой «500 дней». Там тоже был переход к рынку. Но тогда Политбюро закрыло это дело. Горбачев, чтобы сохранить свой пост, решил не встревать в эти проблемы. А они командовали там на самом деле до путча. А там они просто решили взять власть и не иметь дело с Горбачевым. Но после этого победил Ельцин, он организовал вот 28 октября, было принято решение по его выступлению, что мы переходи к рынку. И 15 ноября было создано правительство, которое он возглавлял и где заместителем председателя правительства уже был Гайдар, который реально возглавил работу по переходу к рыночной системе. О.Журавлева ― Это тот шок знаменитый. Е.Ясин ― Эта шоковая терапия и так далее. Неприятие полное Ельцина и Гайдара в Верховном Совете началось с начала года. Разрыв между Ельциным и Хасбулатовым произошел где-то в марте, а до этого уже со 2 января, когда был издан Указ о либерализации цен, мы двигались в сторону рыночной экономики. Это было исключительно тяжело для России, которая, в отличие от европейских своих союзников, строила социализм намного дольше, и привычки были тяжелее. Поэтому очень тяжело шла перестройка на рыночную экономику. Не случайно в конце года, для того, чтобы не ссориться окончательно с парламентом, отправили в отставку Гайдара. Основную работу уже успели сделать в 92 году, но остались 2 очень важные. Первая – это совершить приватизацию. Чубайс ее завершил в середине 94 года. Вторая — это добиться стабилизации экономики, сбить инфляцию. И с инфляцией в 2600% в 92 году, в 97-м у нас уже была 11%. На следующий год неприятная ситуация – глубокий кризис. Правительство-реформатор уходит в отставку. Плохие там очень дела. Считали, что мы проиграли. У меня было в сентябре 91 года такое ощущение. Я уже был в отставке. 17 августа после реформ правительство Кириенко, к нему было плохое отношение, еще через неделю и их отправили в отставку. Еще через полмесяца отправили руководство Центрального Банка. И все руководство обновилось. И мы думали – все пропало, мы проиграли. Я имею в виду реформаторов. Нет, ничего мы не проиграли. Во-первых, благодаря Примакову, который руководил довольно хорошо правительством. Затем появился Владимир Владимирович Путин, с августа 99 года он стал премьер-министром. А с 1 января он стал исполняющим обязанности президента и в марте уже победил на президентских выборах. Вот такая была ситуация. Был момент, когда очень было вероятно, что те реформаторы, которые проводили все это, были в правительстве, ушли из правительства, и все кончится. Но, к счастью, так сразу не получилось. Но со временем следующее правительство вело себя… О.Журавлева ― Радикально обратно никто не отыграл. Е.Ясин ― Но теперь я все-таки хочу поговорить про 2 ноября. А 2 ноября выступал Ельцин, характер выступления был другой. Это было короткое время – 28 октября – 2 ноября. Исключительно важные события, которые поменяли лицо нашей родины в значительной степени. Про рынок мы поговорили. 2 ноября – второе событие. Выступает Ельцин, он рассказывает о том, что на самом деле в Верховном Совете произошло разделение. Там есть большинство, куда относится коммунистическая фракция и так далее, с другой стороны либералы-демократы, которых мало в сравнении, и они поддерживают Ельцина. Но тогда защищали демократию и рынок, прибегая к таким решениям, которые создавали обстановку благоприятную для восстановления авторитарной системы. О.Журавлева ― Вы подводите к Конституции. Е.Ясин ― Конституция 1993 года в значительной степени передала основные полномочия государственного управления в руки президента. Вот президент был выше всех партий, и он получил в свои руки власть. Реально перед этим шла борьба с Верховным Советом, и я очень хорошо помню этот момент, когда, с одной стороны, люди были в Верховном Совете, которые защищали несчастных людей, подвергавшихся реформам. А с другой стороны – Ельцин, Бурбулис, Гайдар и другие реформаторы, которые выступали против и добивались того, чтобы прошли рыночные реформы, и чтобы были приняты такие законы, которые необходимы для развития такой экономики. Кто был главной нашей картой, кто был лицом? Это был президент Ельцин. Он получил полномочия по всем вопросам. Те полномочия, которые раньше принадлежали съезду народных депутатов, который был высшей властью, получил президент Ельцин. Мы были все очень довольны. Я про себя говорю. О.Журавлева ― Потому что он был за реформы. Е.Ясин ― Потому что главным двигателем реформ был президент. О.Журавлева ― И он как бы защищал реформаторов своей фигурой. Е.Ясин ― Да. Очень прогрессивная Конституция была написана. Там написано – разделение властей, там все замечательно. Первые 2 главы – не разрешено вносить поправки и так далее. Но другие там поправки можно. И результат такой, что он взял на себя основные полномочия. О.Журавлева ― Конституция оказалась одноразовой. Е.Ясин ― Но она должна была, с моей точки зрения, через какое-то время подвергнуться изменениям. Я вспоминаю, когда были дискуссии между нашим правительством, уже Путин был главой государства. А с другой стороны, скажем, с Ходорковским и другими предпринимателей. Там было столкновение серьезное. Либо наши олигархи получат больше власти, тогда будет конкуренция, тогда мы будем двигаться в свое демократическом направлении, либо победят те люди, которые остались раньше или пришли с Путиным. А это люди, скорее, государственные бюрократические служащие. Такого направления. Там были все спецслужбы. А они все подержали Путина. И тогда, когда он дал команду, произошли известные события, в том числе с Гусинским, с Березовским, с Ходорковским. Были и другие. Я не буду вспоминать. О.Журавлева ― Это и продолжается все. Евгений Григорьевич, а можно я вас спрошу еще раз, наверное. Е.Ясин ― Я закончу. Мое мнение и мнение Кудрина, которое ты прочитала – это ситуация, которая создалась после того, как мы столкнулись с падением цен на нефть, и мы оказались в том положении, в котором оказались где-то в 2012-2014 году. Дальше что мы должны делать? Я лично думаю, что это касается и Алексея Леонидовича, и многих других людей, я имею в виду в составе элиты. Они и не обязаны во всех тонкостях разбираться. Но мы считаем, что пришло время, когда мы должны все-таки встать на дорогу, когда развивается демократическая система и одновременно развивается рыночная экономика. Тогда нужно было сделать так, чтобы рыночная экономика заработала. А дальше? Нужно было иметь такую систему, когда вместе работают рынок и демократическая система. О.Журавлева ― Вы хотите сказать, что тогда осмысленно немножко прижали демократию с тем, чтобы лучше развивать экономическую часть. Е.Ясин ― Совершенно верно. О.Журавлева ― Дать больше полномочий одному. Е.Ясин ― А потом это закрепилось. И мы сейчас вот сталкиваемся с этой ситуацией. Причем, я могу сказать, есть такие люди, которые выступают и говорят – давайте переходить к тому, чтобы глава правительства назначался, парламент (на такую систему). О.Журавлева ― Парламентская республика это называется. Е.Ясин ― Да, парламентская республика. Это на самом деле не обязательно. Но мы можем взять американскую систему. Там президент – это глава исполнительной власти. Конгресс – это законодательная власть. Есть Верховный суд, который тоже совершенно отдельный. Когда реализуется то положение, которое записано в нашей Конституции – это разделение властей. Я не знаю, когда мы дойдем до этого, и дойдем ли? Складывается определенное положение, когда значительная часть правящей элиты – это люди, которым не нужен этот переход. Они удовлетворены тем, что есть сейчас. Потому что у них в руках находятся основные рычаги власти, и можно двигаться дальше. Это задача, которую нам предстоит сделать дальше. Моя позиция, я об этом пишу в моем анонсе, блоге, что мы должны произвести такие смены, чтобы та модель, когда была полная концентрация самых высших полномочий власти в руках президента, перейти к разделению властей, которые записаны у нас в Конституции. И так, чтобы президент был главой исполнительной власти. Не надо нам, чтобы такая власть была в руках Съезда народных депутатов или нашей Госдумы с Советом Федерации. Пускай будет такая республика, страна, где есть разделение властей, есть исполнительная власть, глава – президент, есть законодательная власть – это парламент, и есть Верховный суд. Если мы хотим, чтобы у нас нормально развивалась экономика, и мы жили намного лучше, чем сейчас, в течение какого-то времени догоняя другие страны с развитой рыночной экономикой. Я говорю «какого-то времени», потому что видим пример Японии, она прошла определенный путь, догнала развитые капиталистические страны, а потом она имеет неприятности. При этом неприятности таковы, что японцы жить хуже не стали, наоборот – жизнь у них улучшается, и техника двигается вперед. Просто те показатели, которые мы сегодня применяем, не отражают успехов Японии. Та же ситуация и в Германии. В Америке в меньшей степени это видно, но там тоже. О.Журавлева ― Между прочим, Трамп, над которым так все потешались, а 3% рост-то продолжается, между прочим. Е.Ясин ― Да. И это предприниматели. Слой капиталистов довольно положительно к этому относится, они не выражают своего мнения, но пользуются положением, которое для них создает или намерен создавать Трамп. О.Журавлева ― Евгений Григорьевич, самое главное резюме – из 2-х важнейших решений 1991 года, со 2-м институциональным надо срочно что-то делать. Я правильно понимаю? Е.Ясин ― Да. Я не скажу «срочно». Знаешь, почему не скажу? Не потому что нужно тянуть долго, потому что можно быстро начать, но эти реформы носят институциональный характер. Это означает, что они рассчитаны на то, чтобы поменялись настроения людей, их взгляд на окружающий мир. Это сложнее. Я бы сказал так: это не просто реформы за 1-2 дня, это модернизация, но она должна идти в том направлении, которое дает возможности для роста экономики. О.Журавлева ― Спасибо большое. Это программа «Выбор ясен» с Евгением Ясиным. Меня зовут Ольга Журавлева. Всего доброго!

Источник – радио «Эхо Москвы». 31.10.2017 
https://echo.msk.ru/programs/vyboryasen/2083308-echo/




комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика