Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Публикации

ФБ-дневник (Май-июль 2014)

31.07.2014
Клямкин Игорь
Продолжение моих записей в Фейсбуке по поводу украинских и связанных с ними событий, которые веду со времен Майдана.  Начало было опубликовано на сайте «Либеральной миссии» в конце мая.

О Майдане и донецко-луганских референдумах   (27 мая)

Прочитал в статье А.Баунова, что в Донецкой и Луганской областях во время референдумов имела место быть не менее мощная самоорганизация населения, чем на Майдане. И даже более мощная, так как и по данным киевских источников в референдумах участвовало от четверти до трети жителей. Прямо страсть какая-то отождествлять одно с другим, отыскивая все новые и новые параметры для сопоставления. Никаких общностей пришедшие на референдумы не образовывали. И пришли они по призыву вооруженных людей, объявивших себя властью, с которыми вынуждена была считаться и власть прежняя. Пришли, откликнувшись на зов нового начальства, идеи и обещания которого показались им привлекательными, и чувствуя себя в полной безопасности. Где тут САМОорганизация?

 

О новой линии раскола (28 мая)

Читаю, что события в Украине ликвидирововали в России прежние линии политико-идеологических размежеваний. Левые и правые, националисты и либералы, унитаристы и федералисты - все раскололись внутри себя. Но пока не пишут (или мне не попадалось) о том, где же новая линия раскола. А она - между приверженцами империи и сторонниками государства-нации.

Есть, скажем, националисты, полагающие, что присоединение Крыма поспособствует развитию русской политической субъектности, но есть среди них и такие, кто думает, что поспособствует дальнейшей деградации этой субъектности, с чем я лично согласен. Есть федералисты, считающие, что федерализация Украины может стать импульсом для федерализации России, но есть в их рядах и те, кто видит в этом укрепление российской имперскости, и мне кажется, что последние ближе к истине. Аналогичное происходит и у левых, и у либералов. Не раскалываются только империалисты, число которых, наоборот, растет за счет их бывших оппонентов - прежде всего, за счет националистов.

Ну а вообще-то это переструктурирование политико-идеологического поля представляется перспективным. А страсти, при этом кипящие, свидетельствуют о том, что впервые затронуты вещи действительно фундаментальные. И еще о том, сколь затруднительно их постижение для нашего текущего разума.

 

 

О принуждении к переговорам (29 мая)

 

Из реакции (или отсутствии таковой) Чуркина на выступление украинского представителя в Совбезе напрашивается ИМХО следующие выводы о целях и средствах Москвы: 1) сделать самопровозглашенные власти Донецка и Луганска стороной переговоров с Киевом, что предполагает прекращение АТО; 2) оказывать с этой целью давление на Киев не только политическое, но и посредством переброски новых групп боевиков и вооружений из России (на упреки в этом Чуркин, как и российские власти, не реагируют, что означает: делали и будем делать); 3) предъявлять мировому сообществу жертвы среди мирного населения исключительно как жертвы АТО. Первое и третье, судя по выступлениям в Совбезе, не получается. Значит, будут наращивать второе?

 

О спасении греховностью Другого (31 мая)

Люблю листать томики с пословицами и поговорками. Сегодня на такую наткнулся: "Люди темные: не знаем, в чем грех, в чем спасение". Сопоставил с глубинной и постоянно пробивающейся на поверхность потребностью в морализировании. Но в чем истоки и основания морали, не ведающей о грехе и спасении? Наверное, в спасительном наделении всей полнотой греховности Другого и его силовом одолении. Из этого и рождаются "КрымНаш" и все такое прочее.

 

О военно-патриотическом воспитании в цифрах (31 мая)

Прочитал, что, по данным Левада-центра, при предложенном выборе между двумя альтернативными позициями 48% соотечественников предпочли видеть свою страну могучей военной державой, а 47% - страной с высоким уровнем благосостояния. Порывшись в архиве, обнаружил, что в 2001 году соотношение было 24:76. Люди, занятые военно-патриотическим воспитанием, не зря едят свой хлеб и удостаиваются орденов.

 

О чеченцах в Донбассе (1 июня)

К прежним спорам об имперскости и русскости в их проявлениях на украинском Юго-Востоке. Я, напомню, исходил из того, что все происходящее, начиная с присоединения Крыма, - это имперскость, камуфлируемая под русскость. А теперь вот чеченцы из России активно участвуют в создании нового порядка в Донбассе. Надо полагать, с ведома московских властей, иначе бы российские пограничники их не пропускали. Они, интересно, какие там задачи решают? Какую политическую субъектность развивают - русскую или имперскую?

 

О текстах и подтекстах (1 июня)

 

Украинские события и российская на них реакция, помимо

прочего, выявили людей, расположенных смещать смыслы говорения из текста в подтекст. Так примерно, как в 60-е, 70-е и начале 80-х. Но тогда это был способ проговаривания больше дозволенного, а сейчас – меньше дозволенного.

 

Реинкарнация  «сталинского человека»? (4 июня)

Прочитал беседу Морозова с Павловским, речь в которой, помимо прочего, о крымской реинкарнации "сталинского человека". Что-то похожее имеет место быть. Но "сталинский человек" сегодня - это человек без исторической функции. Чтобы он такую функцию обрел, над ним надо поставить сталинских "солдат партии" разных званий и рангов, дабы они ставили перед ним цели и вдохновляли любыми средствами на их достижение. В свою очередь, над "солдатами партии" должен быть некто, эти цели продуцирующий и бдительно надзирающий за тем, как они "солдатами партии" реализуются. А если ничего этого нет и быть не может, а есть только "КрымНаш", то воссозданный "сталинский человек" оказывается рудиментарной ментальной оболочкой, под которой пустота. Он пригоден разве что для накачки верховного рейтинга, да и то временно. Собеседники, правда, не исключают, что отсутствующую историческую функцию он может обрести в Арктике. А что - сталинский уклад не отключал все же полностью "подвиг" от жизни, а Арктика для такого отключения очень даже подходит. Кто доживет, может быть, и увидит.

 

О «возвращении к Православию» и великодержавности (5июня)

Министр иностранных дел РФ объяснил отмежевание Запада от России тем, что она "возвращается к Православию". Вообще-то объясняется не этим, да и само отмежевание характерно не только для Запада: на заседаниях Совбеза РФ после начала крымской акции в стабильном одиночестве, а при голосовании на Генассамблее ее поддержали лишь 10 стран, причем среди не поддержавших были и православные. Но я сейчас не об этом. Я о том, что "возвращение к Православию" в российской истории не способствовало великодержавию, ради поддержания и укрепления которого такие возращения осуществляются.

Технологические модернизации, сопровождавшиеся военными победами и державными взлетами, происходили в России не тогда, когда идеи державности и Православия друг с другом соединялись, а тогда, когда разъединялись. Модернизация Петра осуществлялась государством, превращенным им в светское, а советская модернизация - и вовсе атеистическим. И наоборот, попытки эти две идеи соединить (в духе триады графа Уварова) относятся к временам не державных взлетов, а национальных катастроф. Ведь первое в послепетровской России военное поражение на ее собственной территории (в Крыму, кстати) случилось именно тогда, когда Православие было официально включено в государственную систему ценностей. И то поражение не стало последним. Ну, а в современном мире чреватые неприятными последствиями поражения могут быть не только военными.

 

О чем и с кем переговоры? (7 июня)

Вчера было объявлено, что в Киев завтра прибудет спецпредставитель Москвы для переговоров. Но у них, насколько понимаю, нет предмета. Порошенко в инаугурационной речи еще раз подтвердил, что с ДНР и ЛНР говорить не будет, предложив их сторонникам разоружение и амнистию, а российским участникам военных действий - коридор для возвращения в Россию. А после этого - выборы в Донецкой и Луганской областях, которые и создадут легитимных переговорщиков, на сегодня отсутствующих. Москва, понятно, с таким сценарием не согласится, она хочет, чтобы Киев переговаривался с ДНР и ЛНР, придав им политическую субъектность. Но этого не будет. Такова реальность.

 

Заинтересован ли Кремль в отделении Донбасса от Украины? (7 июня)

 

Очень показательным показалось мне поручение Совбезу РФ заняться регионами по причине усугубляющейся неравномерности их экономического развития и таящейся в ней угрозе сепаратизма. Показательным именно в украинском контексте. Нетрудно заметить, что в последнее время Путин и Лавров настойчиво подчеркивают: конфликт в Украине - внутренний, РФ не является его стороной. Конечно, Кремль не может не поддерживать требований донецких и луганских сепаратистов, не может не призывать Киев к переговорам с ними и даже посылать в помощь им «добровольцев» – выслушивать обвинения в «предательстве» не очень приятно, приходится их учитывать. Вопрос, однако, в том, насколько он в этом реально заинтересован после того, как проект "Новороссия" обнаружил свою несостоятельность.

 

Если Кремль не устает напоминать, что не приемлет смену власти через Майдан, то с какой стати ему быть заинтересованным в прецеденте регионального сепаратизма в соседней стране, осуществляемого посредством вооруженного захвата власти и не сулящего Москве никаких геополитических и прочих перспектив, а обещающего лишь дополнительную головную боль? Отсюда - призыв Путина отложить донецкий и луганский референдумы, его признание целесообразности президентских выборов 25 мая, отсюда же и акцент на внутренней природе украинского конфликта при снятии прежнего акцента на его этнической составляющей. Да, он по-прежнему говорит о "карателях", по-прежнему напоминает  Киеву о необходимости  "переговоров с Юго-Востоком", но это уже, похоже, инерционная риторика, а не политика. Во всяком случае, заинтересованности в отделении от Украины ее территорий здесь не просматривается.

 

 

О встрече в Нормандии и снова о газете «Известия»

(8  июня)

Идеологи и пропагандисты альтернативной цивилизации из замечательной газеты "Известия" больше всего интересны тем, что всегда находят в действиях Путина правильное и успешное. Что бы он ни говорил и ни делал. Вот и встречу в Нормандии поспешили оценить как для РФ удачную, открывающую перспективу переговоров между Киевом и ДНР-ЛНР. Наверное, после вчерашних заявлений Порошенко о принципиальной неприемлемости таких переговоров, повторяющих заявления прежние, придумают иное основание для похвалы.

Этот источник творчества неиссякаем. Рискну даже предположить, на каких именно словах и действиях Путина "альтернативщики" сосредоточат вскоре свой восторг. Они, действия эти, тоже были обещаны в Нормандии, но в формулу текущего успеха не вписывались, а потому остались незамеченными. Между тем, они свидетельствовали о том, что планы Кремля с Донбассом уже мало соотносятся, а соотносятся с перспективой перевода проекта "Новороссия" из силовой плоскости в экономическую после подписания Украиной договора об ассоциации с ЕС.

Обещаны трудности на таможне, обещано изменение правил пребывания украинцев в России, обещана блокировка перепоставок российского газа в Украину из Европы посредством уменьшения поставок в Европу из России. Все это будет чувствительно для слабой украинской экономики, и от населения Украины очень много чего потребуется, чтобы удержаться на выбранном и первоначально очень болезненном европейском маршруте. Ну, а идеологи альтернативной цивилизации будут хвалить Путина, помогающего украинцам в своем выборе разочароваться и вновь очароваться этой самой альтернативностью.

 

Признание начавшего войну (8 июня)

Гиркин-Стрелков взывает к России о помощи, дабы сохранилась вера, что "мы не зря принесли с собой войну в этот прекрасный город, и жертвы его населения тоже не напрасны". Это, наверное, и есть точка отсчета для оценки происходящего: "мы принесли с собой войну".

 

О непрошенных советах соседям (9 июня)

Какая-то неистребимая претензия тут на знание того, что нужно соседям, лучше соседей. Независимо от идеологических и политических предпочтений носителей этого знания. Читаю очень даже либерального и демократичного писателя, критикующего Порошенко за его нелестный отзыв о федерализации. И при этом ноль внимания к тому, что именно с такими отзывами Порошенко шел на выборы. С какой стати он должен был, будучи избран, ревизовать свою политическую программу? Может быть, в Украине и есть широкий запрос на федерализацию, я этого не знаю, и потому от советов воздерживаюсь. Но если он есть, то найдутся политики, его озвучивающие, они и их партии получат на выборах влиятельное политическое представительство, достаточное для продвижения их идей. Не сомневаюсь почему-то, что будь реальная федерация в РФ, это значительно уменьшило бы опасения украинцев относительно полезности федерации у них. Но это так, кстати.

 

 

О доблестной лжи (9 июня)

Замечательная газета "Известия" с ее идеей альтернативной цивилизации успешно развивается в изначально заданном направлении. Объявили вот, что президентские выборы в Украине были сфальсифицированы. Никто из конкурентов победителя этого не обнаружил, а "Известия" сделали тайное явным. Но реально явным стало лишь то, что альтернативная цивилизация - это цивилизация войны. Потому что только война может санкционировать ложь в отношении политических противников, как дело чести, доблести и геройства.

 

О ветвях и корне (10 июня)

Прочитал вчера, что происходящее в Украине - это разделение двух исторических ветвей, произросших из одного исторического корня. Точнее, думаю, будет сказать об отделении корня от иссушающей его ветви. А эта иссушающая ветвь увидела свое спасение в его выкорчевывании.

 

О Государевом Дворе и казачестве (11 июня)

Замечательная газета "Известия" последовательно устраняет пробелы в проекте альтернативной цивилизации. Теперь он, помимо ссылок на преемственность с проектом советским, получил и более основательное историческое обоснование. Истоки этого проекта восходят к Государеву Двору ХУ века, заложившего фундамент "ВОЕННО-СЛУЖИЛОГО ГОСУДАРСТВА", существовавшего в трех исторических вариантах - досоветском, советском и возрождающемся постсоветском. Кроме Государева Двора, у него была еще одна опора - КАЗАЧЕСТВО. Оно, конечно, первой опоре доставляло порой неприятности, что честно признается, а при советском "военно-служилом государстве" было признано с ним несовместимым, о чем не упоминается, но без него, казачества, империю выстроить бы не удалось. И те люди, которые сегодня воюют за Россию и русских в Донбассе, - исторические и духовные преемники казаков и залог возрождения казачества в его прежней миссии.

Я думаю, что даже те, кому этот проект не близок, могут идеологов альтернативной цивилизации поблагодарить. Они проговорили очень важное, а именно, что никакого другого политического консерватизма, кроме преемственно связанного с "военно-служилым государством", в России быть не может. Ни Бердяев, ни кто-то другой его отыскать не поможет. Но пока «альтернативщики» не ответили на один вопрос, которым себя не обременяют. Этому государству, обделенному судьбой стимулами саморазвития, иногда приходилось отвечать на внешние вызовы. Оно отвечало на них петровско-сталинскими военно-технологическими экстенсивными модернизациями. Значит ли это, что российской историей сегодня снова востребованы фигуры типа Петра и Сталина? И, если да, то что и как их методами можно сегодня модернизировать? Даже с помощью возрожденного казачества?

 

О дискомфорте недоверия к информации (12 июня)

Если бы бойцам и командирам информационных войн, специализирующихся на превращении информации в дезинформацию, перестали верить, им пришлось бы искать другие занятия. Но им верят. Понять бы, почему. Написал из-за ощущения дискомфорта. Читаю разные сообщения о том, что происходит в Донбассе; они взаимоисключающие. Осознаю, что картина происходящего не складывается. Верить никому не могу, а многие верят, причем одни – одним, а другие – другим.

 

О  российских танках в Донбассе (12 июня)

Если в Донбасс действительно входят российские танки, то что это может означать? Это может означать, что трехсторонняя комиссия, приступившая после Нормандии к переговорам, зашла в тупик. Что Москва не отказывается от своего замысла сделать ДНР и ЛНР субъектами переговоров с Киевом, а Киев на это не идет. Потенциал их субъектности увеличивается российскими танками и танкистами. Такое вот принуждение к переговорам. Киев, надо полагать, будет продолжать и ужесточать АТО, принуждая претендентов на роль переговорщиков разоружиться. . А что Запад - будет наблюдать, чья возьмет?

 

О всеблагих и всеведущих (14 июня)

Есть раздраженные люди, время от времени вбрасывающие в ФБ свои оценочные суждения относительно умственной и моральной ущербности тех, с чьими мнениями познакомились. Все им не то и все не так, все движимы либо глупостью, либо корыстью. Но что есть ум, постигающий глубинные смыслы происходящего, и что есть интеллектуальное бескорыстие, они сохраняют в тайне. До разговоров о том, что именно не то и не так (и как на самом деле), они не нисходят. Намекают разве что, что все много сложнее, чем всем кажется, и что рано или поздно и эти все смогут в этом убедиться. А пока прозорливым остается раздражаться, что их дальнозоркость некому оценить.

 

О призыве донецкого губернатора к переговорам (15 июня)

Прочитал, что донецкий губернатор Тарута призвал вчера Киев к переговорам с ДНР и ЛНР. Если так, то это значит, что он согласился с главным требованием Москвы. Ее цель в этом конфликте, открыто декларируемая, как раз и заключается в принуждении к таким переговорам, сохраняющим перспективу для проекта "Новороссия". А императивная цель Киева - разоружение сторонников ДНР и ЛНР; согласие на переговоры с ними о чем-то другом не могут восприниматься им иначе, чем политическое самоубийство. Так что призыв Таруты, если он действительно имел место, можно рассматривать разве что как признание в функциональной бессмысленности его должности в нынешней ситуации.

 

О погроме посольства (15 июня)

Мне, как и многим, претит происходившее вчера перед посольством РФ в Киеве. И в Украине, насколько могу судить, многие отдают себе отчет в том, что такие вещи во вред не Путину и Лаврову, а их собственной стране в глазах мирового сообщества. Но понимаю также, что это - продукт нелегального состояния войны, когда она ведется при сохранении дипломатических отношений между воюющими государствами. Когда реально она идет полным ходом, а формально ее как бы и нет.

 

О лидерах сепаратистов (20 июня)

Прочитал интервью Дениса Пушилина, одного из лидеров ДНР. Захвачен сильной эмоцией спасения русского народа, транслируемой посредством нескольких словесных клише. Уверен, что в Донбассе идет война России с Америкой. Не считает себя ни политиком, ни экономистом, ни революционером, а кем считает, не говорит. От критики Гиркина-Стрелкова в адрес российских властей осторожно дистанцируется по причине того, что тот не может наблюдать всю картину, известную только Путину. Но что делать, если помощи от Путина нет, не знает. Точнее, знает, что надо развивать "экономический сектор", но не ведает, как. Приехал в Москву, ищет доступ к большим людям, дабы они его научили, но, кроме Жириновского, они предпочитают общаться с ним через помощников, которые, как и Жириновский, на экономические советы не очень щедры.

На что надеются такие люди, начиная игры с историей? Вряд ли на собственные силы, осознавая их малость. Они надеются на тех, кто их соблазнил. В данном случае - крымским прецедентом. Но соблазнителям не всегда свойственно отвечать за внушенный ими соблазн. Им, бывает, свойственно предоставлять соблазненным возможность отвечать за себя и свои грехи самим. А вообще-то оторопь берет от таких интервью, обнажающих масштаб тех, кто наделяет себя правом учреждать государства и устанавливать новый порядок, не имея о нем даже смутного представления.

 

О самовозвышении над политическим контекстом (20 июня)

Интересный способ либерального политического позиционирования обнаружил - посредством самовозвышения над политическим контекстом. Мол, все действующие игроки - и Кремль, и Киев, и Запад, и ДНР с ЛНР - все делают не то и не так. Самовозвышение осуществляется отчленением средств, используемых противоборствующими сторонами, от их целей, которые не рассматриваются вообще. Непонятно только, кому эта публичная демонстрация политической стерильности адресуется.

 

О  семидневном перемирии (21 июня)

Смысл семидневного перемирия, насколько понимаю, в демонстрации президентом Порошенко готовности следовать нормандским договоренностям о прекращении огня. Главный адресат - Запад. Обама, Меркель и Олланд эту инициативу уже одобрили, попутно напомнив Москве, что ждут и от нее шагов по деэскалации конфликта, в противном случае пригрозив новыми санкциями. Но Кремль дал понять (во вчерашнем телефонном разговоре министров иностранных дел Украины и РФ), что условия Киева, т.е. разоружение донбасских боевиков, для Москвы остаются неприемлемыми, что ее позиция прежняя - переговоры Киева с ДНР и ЛНР. Что, соответственно, остается неприемлемым для украинских властей.

Чем отвечает Кремль? Он отвечает приказом Путина о приведении войск в боевую готовность, т.е. угрозой вторжения, акцентируя при этом внимание на своевременно начавшихся (разумеется, по инициативе украинцев) столкновениях на границе. Перемирие, если оно даже не будет сорвано, не приведет к разрешению конфликта, ибо интересы и цели сторон несовместимы. Но его объявление при отсутствии ответных российских действий по деискалации этого конфликта может повлиять на позицию третьей стороны (Запада), которому предстоит нелегкий выбор при сужении возможностей его избежать.

 

Путин о плане Порошенко (21 июня)

Ну вот, Путин тоже поддержал план Порошенко и его решение о прекращении огня. Но это не сдача прежних позиций. Путин продолжает настаивать на переговорах с "ополченцами", как с политическим субъектом, а не об их разоружении, на что Киев не пойдет. Всеми поддерживаемое перемирие - это пауза, которая, к сожалению, сама по себе ничего не меняет.

 

О письме трех президентов (21 июня)

Кравчук, Кучма и Ющенко опубликовали обращение к Порошенко. Пафос этого обращения - обеспечить консолидацию нации в противостоянии внешней угрозе и радикальном преобразовании тотально прогнившей государственной системы в систему европейскую. Один только вопрос остается открытым:  если три бывших президента, при правлении которых эта система возникла и функционировала, публичной ответственности за ее утверждение даже задним числом на себя не берут, то может ли быть значительной общественная и политическая роль их призывов? Если может, то хорошо, но такая возможность не очевидна.

 

Состоится ли прецедент? (22 июня)

Поймал себя  на мысли, что почти все мы, пишущие в России об Украине, всецело поглощены войной и политикой, от нее производной. Происходящее после Майдана с украинской государственностью вытеснено на периферию сознания и мышления. А это ведь и есть самое главное.

Истории известны трансформации абсолютистско-монархических и тоталитарных политических систем в правовые. Но в ней не было прецедентов перехода в правовое состояние государств, приватизированных группами частных интересов, которые сумели само право превратить в инструмент, позволяющий право безнаказанно попирать. Украинское общество выразило на Майдане вызревшее желание такой прецедент создать. А вот получится ли это у него, сумеет ли оно выдвинуть соответствующую желанию национальную элиту, вопрос пока открытый. И поэтому чрезвычайно интересны дискуссии в Раде (о новом конституционном устройстве или той же люстрации, например), в которые надо бы вслушиваться.

Если у украинцев получится, чего очень бы хотелось,то их опыт со временем может быть востребован и в России. А если нет...Если нет, то политическую повестку дня у нас еще долго будут определять разновидовые приверженцы "альтернативной цивилизации", отторгающие идею верховенства права над властью, как чужеродную, и противопоставляющие ей в идеале идею честного державного Вождя. Ну, а не в идеале - того, которого Бог дал, лишь бы державного.

 

О досрочных выборах в Верховную Раду как индикаторе системных сдвигов  (23 июня)

Глубина сдвигов в политическом сознании общества едва ли не отчетливее всего проявляется в сознании и поведении его политического класса. Показательным в этом отношении может стать согласие либо несогласие украинской Верховной Рады на досрочные парламентские выборы. Не так давно, еще месяц назад большинство Рады было настроено законодательствовать в течение всего срока полномочий, т.е. до октября 2017 года. В ситуации, когда кредит общественного доверия к партиям, представленным в парламенте, подорван, а к некоторым почти исчерпан, это стало бы свидетельством сохраняющегося верховенства частных и групповых интересов над национальными. Или, говоря иначе,  свидетельством того, что инерция приватизированного государства все еще сильна. Ну, а самороспуск Рады обнаружил бы существенную глубину сдвига.

 

О стыдливой украинофобии (23 июня)

Наряду с откровенной украинофобией идеологов и пропагандистов "альтернативной цивилизации", все отчетливее просматривается украинофобия стыдливая в разрозненных рядах российских европейцев. Небезосновательно ощущая себя людьми европейской культуры, они не могут позволить себе и утрату контакта с "крымнашистской" культурной почвой. Она-то и удерживает их от солидаризации с наметившимся в Украине европейским вектором.

Нет, они не говорят, что против. Но говорят, например, о том, как плохо будет украинцам в результате их европейского выбора, какие беды на них обрушатся. Или о том, что Порошенко, не желающий  переговариваться с донецкими и луганскими боевиками, не понимает смысл европейских ценностей, который в установке на переговоры и компромиссы. Или о том, что смысл этот не доступен украинцам, выступающим против "федерализации" своей страны, не упоминая об их мотивации, об их нежелании содействовать  интересам и целям недружественного державного соседа. Или о том, что государственные институты в России несопоставимо более развитые, чем в Украине, а потому именно она, Россия, ближе к Европе, оставляя в стороне вопрос, какие именно это институты, и в чем именно их европейскость. Или вообще ничего не говорят, но в новостной ленте фиксируют и предъявляют публике лишь то, что ставит под сомнение европейский тренд Украины, старательно обходя сомнениям не подлежащее, равно как и тему российского на этот тренд влияния.

Никто не может сказать сегодня, насколько он основателен. Но, на мой наивный взгляд, люди европейской культуры, где бы они ни жили, должны желать украинцам успеха. Если же такого желания они не обнаруживают, то что это значит? Разные могут быть ответы. В том числе, и такой: российские европейцы стыдливо отмежевываются от украинского европейского вектора, потому что Россию без цивилизационно сочлененной с ней Украины себе не представляют, а в европеизации собственной страны окончательно разуверились. И что им остается делать? Остается либо солидаризироваться с альтернативным "крымнашизмом", обрекая себя на хронический умственный и душевный дискомфорт, либо... см. выше.

 

О донецких «переговорах» (24 июня)

Просмотрел информацию о так называемых переговорах с сепаратистами в Донецке. А до того почитал, что об этом пишут. Пишут о сговоре вроде мюнхенского, о сдаче Киевом Донбасса и о всем таком прочем. По-моему, тот случай, когда много шума из ничего. Даже представитель ДНР признал, что никаких переговоров не было. Было согласование позиций насчет объявленного президентом Порошенко временного прекращения огня - оно перестало быть односторонним и стало двусторонним. И больше ничего. Политической субъектностью эти консультации сепаратистов не наделили - и потому, что политические вопросы не обсуждались, и потому, что обсуждаться не могли (представлявший Киев Леонид Кучма обсуждать их не был уполномочен). Требование о разоружении и выводе из страны воюющих иностранцев, выдвинутое в плане Порошенко, остается в силе, а готовности выполнять его как не наблюдалось, так и не наблюдается. Так что принципиально ничего пока не изменилось.

 

 

О предложении Путина  лишить его права вводить войска в Украину (24 июня)

Что означает предложение Путина Совету Федерации отменить постановление об использовании российских Вооруженных сил на территории Украины? Оно означает, что армия в соседнюю страну в обозримом будущем не войдет и, соответственно, демонстративный жест миролюбия. Но оно означает также попытку перехватить инициативу в противоборстве интерпретаций. Кремль демонстрирует этим жестом свое неучастие в конфликте, придавая дополнительный вес своей его оценке, как конфликта внутриукраинского. И, соответственно, усиливая акцент на необходимости переговоров между Киевом и самопровозглашенными ДНР и ЛНР. Показательно, что само предложение Путина Совету Федерации мотивируется "началом трехсторонних переговоров" - надо полагать, имеются в виду вчерашние донецкие консультации.

Ну, а если начало не получит продолжения в виде придания ДНР и ЛНР политической субъектности, что для Порошенко политической смерти подобно, то это станет козырем для обвинения Киева в дефиците миролюбия. И основанием для продолжения силового давления на него, для чего угрожать вводом войск нет никакой необходимости - в Украине и так есть кому и чем воевать за политические интересы Кремля. Решение Путина их, конечно, покоробит, но вряд ли заставит сложить оружие, к чему он их и не призывает, продолжая настаивать на политической субъектности их лидеров. Поэтому в оставшиеся до окончания перемирия неполные три дня решающее значение приобретает позиция Запада. Будет ли он настаивать на разоружении боевиков, ставя в зависимость от этого отношения с Россией? И если будет, то сможет ли чего-то добиться?

Осталось три неполных дня, после чего может возобновиться война. Скорее всего, так и произойдет – ответом на отказ в течение срока перемирия разоружиться Порошенко обещал продолжение АТО.

 

Согласия в Совбезе как не было, так и нет (24 июня)

 

На очередном заседании Совбеза ООН констатировались позитивные сдвиги, наметившиеся в последние дни в разрешении конфликта в Украине. И на этом же заседании в очередной раз обнаружилась его нерешаемость. Камень преткновения тот же, что и прежде. Представители западных стран настаивали на разоружении донбасских вооруженных формирований и призывали Россию к их призыву присоединиться. Представитель России на это не реагировал, настаивая на политическом диалоге Киева с ДНР и ЛНР. Так что ситуация, обставленная новой политической риторикой и смягченная объявленным перемирием, остается прежней. Предпримет ли Запад какие-то шаги, из им ранее продекларированных, чтобы символические сдвиги сделать реальными, или будет ждать окончания перемирия и возобновления военных действий, - вопрос открытый. Ну, а пока Совбез заседал, стало известно (в том числе, и участникам заседания), что одностороннее перемирие, превратившееся вчера в двустороннее, не помешало боевикам сбить над Славянском украинский вертолет.

 

 

Еще о донецких «переговорах» (25 июня)

Читаю всякую как бы аналитику, повествующую о замечательных перспективах, которые открыли позавчерашние консультации в Донецке. Там было объявлено, что представители ДНР и ЛНР согласились поддержать перемирие и прекратить огонь. После этого стрельба с их стороны продолжается и даже сбивается вертолет. Отсюда вроде бы следует, что принятые на себя обязательства они выполнять не хотят или не могут. В чем же тогда перспективы?

 

О личном вкладе президента в современную правовую мысль (25 июня)

Похоже, РФ в лице ее руководителя претендует на еще одну, после советской, революцию в интерпретации права. Ранее Путин объявил, что в полном соответствии с принципами международного права была осуществлена крымская операция. Если кому-то кажется иначе, это его личные проблемы. Отстал от движения современной юридической мысли. А вчера в Вене Путин сообщил, что причина донецко-луганских событий в том, что ранее "на Украине произошел антигосударственный вооруженный переворот". Новаторски переосмыслены значения и каждого из трех слов, и всех трех в совокупности. Отныне они предназначаются означать ими до того не означавшееся.  А именно, отстранение парламентом от должности сбежавшего – вместе с ближайшими соратниками и вещами – президента и назначение внеочередных выборов главы государства. Такой вот «антигосударственный вооруженный переворот» в исполнении депутатов Верховной Рады, выступивших, того не ведая, наследниками большевиков. В РФ это революционно переосмысленное толкование государственно права, как и права международного, скорее всего, будет признано и войдет в учебники. Остальной мир, конечно, много консервативнее и спешить с признанием не станет, но отечественным политическим лидерам к тяжкой роли опережающего мир лидерства планетарного не привыкать.

 

О феномене нелегальной войны (26 июня)

Феномен нелегальной войны между государствами, когда она по факту есть, но факт этот не признается, и ее как бы и нет, ломает все прежние смысловые разграничения. Между войной и миром, между силовыми действиями, политикой и дипломатией. Все смешивается и спутывается в некоем межумочном состоянии, в котором все прежние инструменты разрешения конфликтов не работают, блокируя друг друга, а других нет. Его, такое состояние, мы в эти дни и наблюдаем. И тут, похоже, одно из двух: или мировое сообщество найдет способ сей новый феномен не только устранить, но и оставить в прошлом как разовый прецедент (подобно прецеденту Хиросимы и Нагасаки), или ему предстоит приспосабливаться к жизни с размытыми границами между войной и миром.

 

Прецедент рождает прецеденты (27 июня)

Прецедент нелегальной войны продуцирует новые прецеденты из самого себя. Очередная новация - учреждение Союзного государства "Новороссия". Принята, как и положено, Конституция. Учреждение и принятие осуществлено собранием представителей ДНР и ЛНР. Собрание это они называют парламентом, а себя - депутатами. Это действительно политическая новация даже в сопоставлении с советским парламентаризмом, при котором депутатов все же как бы всенародно выбирали, и они единодушно голосующих как бы  представляли.

 

Соглашение об ассоциации с ЕС как итог и вызов (27 июня)

Подписав соглашение об ассоциации с ЕС, Украина официально зафиксировала цивилизационный разрыв с Россией. Более или менее понятно, что будет дальше. Не сумев, несмотря на все усилия, этому событию помешать состояться, Москва будет доказывать гибельность цивилизационного выбора Украины для самой Украины. И с помощью своих союзников в Донбассе. И созданием дополнительных трудностей слабой украинской экономике, что давно уже обещано. И, возможно, чем-то еще. Попутно эта гибельность будет красочно демонстрироваться российскому обывателю - идеологи и пропагандисты альтернативной цивилизации получат новое поприще для приложения своих дарований.

Ну, а для самих украинцев этот выбор - еще и грядущий вызов со стороны не только державного соседа, но и их собственного прошлого, которое не будет спешить таковым становиться. Они обнаружили способность и готовность достойно ответить на него в дни и ночи противостояния на Майдане. Предстоящее испытание буднями цивилизационной трансформации, утяжеленное к тому же Донбассом, еще более длительное и трудное, ибо его предстоит консолидированно выдержать всем - и сторонникам Майдана, и его противникам, и тем, кто к нему был безразличен. Гражданские нации нередко рождаются в революциях и войнах, но их жизнеспособность выявляется в мирной повседневности. В ней и творится история народов, и в этом историческом творчестве хочется пожелать украинцам Исторического Успеха.

 

Похвальное слово Дугину (28 июня)

Наконец-то в славной когорте идеологов альтернативной цивилизации, призванной Богом распространиться на Крым, Новороссию и далее, по возможности, везде, нашелся один, который знает, о чем говорит, и не делает из этого знания тайны. Уволенный из МГУ Дугин написал, что принимает "это юридически сомнительное решение без апелляций и протестов". Именно потому, что такие апелляции и протесты были бы направлены против устоев альтернативной цивилизации: "Власть и есть власть, в России она главенствует над законом. Так как я в целом против этого не возражаю, то не возражаю даже в этом конкретном случае, когда произвол затрагивает меня лично. Что ж, это Россия, и властная вертикаль - это то, что я принимаю и поддерживаю".

Дугин, в отличие от своих единомышленников и эпигонов, к откровенности не расположенных, называет вещи своими именами: альтернативная цивилизация - цивилизация властного произвола. Такой есть, была  и должна быть, ибо иной быть не может. Вот под этим углом зрения  надо читать и произведения всех других ее идеологов и пропагандистов. То, что у Дугина в тексте, у них в подтексте. И не только, кстати, у них. Но и у всех тех, кто полагает, что идея права для России иноприродна. Что она, идея эта, о том, "как должно быть", абстрагированная  от того, "как есть", которое, в свою очередь, еще только предстоит углубленно изучить. Оно, может, и так. Но тут, как говаривал применительно к таким случаям Райкин старший, один пишем - два в уме. Что праву в здешнем климате не прижиться, - это пишем, но что вывод отсюда следует тот же, что у Дугина, - это оставляем в уме. А у него, Дугина, что в уме, то и пишется.

 

Когда аналогии не помогают по причине их отсутствия (29 июня)

Вряд ли кто может сказать, что будет завтра после 10 часов вечера, когда истечет срок продленного перемирия. Прецедент нелегальной войны потому и прецедент, что развертывается в собственной логике, выявляющейся лишь по мере развертывания. Для ее понимания исторические аналогии - эти привычные костыли нашего мышления - ничем помочь не могут по причине их отсутствия. Кто и на основании каких аналогий мог предвидеть одностороннее прекращение Киевом огня и последующие консультации его представителя с ДНР и ЛНР, ранее категорически исключавшиеся? Кто мог предсказать, что перемирие будет продлено, когда другая сторона его не соблюдала, причем продлено без воспроизведения прежнего требования к этой другой стороне, до того императивного, а именно - требования разоружения? Что это продленное по настоянию Москвы перемирие будет обставлено ультимативно выставленным Киевом и Европейским Союзом требованием к Москве, предписывающим ей самоустранение  из военного конфликта, в котором она участвует, но его стороной официально себя не признает?

Не думаю, что сегодня кто-то, включая главных политических персонажей в Европе, США, Украине и России, точно знает, что будет завтра и послезавтра. Нелегальная война смазывает границы между военным и мирным временем, между аргументацией силой и аргументацией политико-дипломатической, между логикой боя (последнего и решительного) и логикой компромисса. И потому неизбежно раскалывает каждую из противоборствующих сторон на сторонников и противников этих логик. Доживем до послезавтра. В тревожном неведении о том, что и как будет. Прецедент нелегальной войны плодит и будет плодить прецеденты до ее завершения.

 

Еще об исторических аналогиях (1 июля)

Десятидневное перемирие в нелегальной войне завершилось возобновлением АТО. Политико-дипломатическая составляющая этой войны обнаружила свою несостоятельность. У переговоров с сепаратистами, на которых настаивала Москва и поддержавшая ее Европа, не оказалось предмета. Теперь это уже засвидетельствовано опытом.

Прочитал вот, кстати, что такую войну нельзя считать войной между государствами, а надо считать войной гражданской. И тогда, мол, окажется, что исторических аналогий у нее предостаточно. Ведь в подобных войнах участие иностранцев вовсе не редкость, в подтверждение чего приводятся многочисленные примеры, начиная с Испании 30-х годов до сегодняшней Сирии. Оно, конечно, так - в случаях, когда война начинается внутри страны, а потом к каждой из сторон присоединяется вооруженная публика из-за рубежа. А кто начал войну в Украине?

Думаю, что ее инициировало государство, силой присоединившее к себе часть украинской территории. Это и было началом нелегальной войны, закамуфлированной под мирный политический процесс, что не отменяется тогдашней неспособностью Украины на адекватный ответ. И в Донбассе все началось не с вооруженного восстания местных жителей против «хунты» и «бандеровцев», а с приходом туда под российскими флагами людей вроде Гиркина, воодушевленных именно крымским прецедентом. Он, Гиркин, сам же об этом и написал: "Мы принесли с собой войну в этот прекрасный город". И он, как известно, не единственный там гражданин соседней державы; среди политических лидеров ДНР и ЛНР тоже не все местные.

Ну, а если соседняя держава их поддерживает, причем не только политически, но воинами и военной техникой, то она тоже участник войны. Да, нелегальной, сопровождающейся телефонными разговорами между лидерами воюющих государств, но, тем не менее, войны. Из которой, как выяснилось, политического выхода к миру пока нет. Оказалось, что в ней даже перемирие, соблюдающееся всеми сторонами, недостижимо тоже.

 

Путин о моральном превосходстве РФ (2 июля)

Вчера Путин разъяснил российским послам международную позицию РФ. Позиция эта основывается «на четких, как говорят, "неубиваемых" международно-правовых, юридических и исторических аргументах. На правде, на справедливости, на силе морального превосходства». Позиция очевидно первопроходческая - и в интерпретации права, и в понимании морали, до которого миру еще предстоит дозреть. Поэтому и у послов миссия не только почетная, но и нелегкая - им надо не только ощущать моральное превосходство, но и добиваться, чтобы его признали другие. Примерно так, наверное, как добивается этого г-н Чуркин, хотя его имя и не называлось. Работа требует очень высокой квалификации и стойкости в противостоянии материальным и идейным соблазнам, а высокая квалификация и неподатливость соблазнам должны вознаграждаться. Дипломатам обещан существенный рост их благосостояния.

 

О  берлинской декларации четырех министров (3 июля)

Политико-дипломатическая компонента нелегальной войны, обнаружив за десять дней перемирия свою беспомощность, вновь претендует на вытеснение военной. Вчерашняя берлинская декларация четырех министров иностранных дел (германского, французского, российского и украинского) зовет к новому перемирию. На этот раз - двустороннему, которое должно стать результатом договоренностей в контактной группе с участием представителей ДНР и ЛНР.

Тем самым Москва, не решившаяся переводить нелегальную войну в легальную и не имеющая шансов победить силовым способом в  нелегальной, рассчитывает получить все же свой выигрыш. Но - в иной плоскости. Во-первых, «устойчивым перемирием» аннулируется возможность украинской военной победы в Донбассе, политически для Кремля – выражусь осторожно - болезненной. Во-вторых, поддерживаемые Москвой донецко- луганские силы снова становятся субъектами диалога с Киевом, причем в определенной степени субъектами политическими - если они смогут обеспечить прекращение огня боевиками (что, правда, совсем даже не очевидно), то это станет свидетельством их политического веса. С перспективой его наращивания и использования для достижения их изначальных целей. А что получит Киев, не очень понятно.

Его прежние требования о разоружении местных и пришлых боевиков, как и его совместные с Евросоюзом требования к Москве  политически от них отмежеваться и вернуть домой воюющих в их рядах россиян (т.е. прекратить нелегальную войну), в берлинской декларации никак не обозначены. Поэтому в украинском обществе, осведомленном о результатах прежнего перемирия, нарастает недовольство. Декларация эта остается политико-дипломатической составляющей нелегальной войны, к выходу из нее не ведущей. Допускаю, конечно, что вижу и понимаю не все. Возможно, что-то существенное на публику не выносится – даже текст декларации, насколько могу судить, не опубликован. Возможен и расчет Киева на то, что договоренности о гарантированном прекращении обеими сторонами огня в наличных обстоятельствах просто не могут состояться.

 

Фантазия (3 июля)

Что-то сегодня склонность к фантазиям. Представил себе вернувшегося в Москву Гиркина-Стрелкова во главе очередного русского марша. Теперь пытаюсь представить себе, что происходит в Кремле.

 

О политических качелях (4 июля)

Еще немного об особенностях нелегальной войны. На политико-дипломатическом уровне ее участники - не только Украина и Россия, но также США и Евросоюз. Так вот, о Евросоюзе.

На его последнем саммите Москве было в ультимативной форме рекомендовано в течение трех суток войну прекратить. То есть обеспечить с российской стороны пограничный контроль, дабы перекрыть дорогу в Донбасс людям и технике из РФ, а также вывод из Донбасса воюющих россиян. С учетом этого требования Киев продлил прекращение огня. Но Москва, по настоянию которой ЕС и призвал к продлению несоблюдавшегося перемирия, на ультиматум никак не отреагировала, почему Киев и вернул ситуацию из дипломатической фазы в военную, возобновив АТО.

Евросоюзу, чтобы сохранить лицо, предстояло использовать свое собственное оружие в этой войне - экономическое давление на Кремль посредством санкций. Но у ведущих стран ЕС появилось, помимо прежней мотивации, дополнительное соображение в пользу того, чтобы это оружие не применять. А именно, что санкции приведут к перерастанию нелегальной войны в легальную. Мол, Россия, которой терять уже будет нечего, открыто введет в Украину свои войска. Что же взамен?

Взамен по инициативе Германии в Берлине срочно собрались четыре министра иностранных дел. И согласовали, хотя и не опубликовали,  резолюцию, призывающую снова перевести войну из силовой фазы в политико-дипломатическую. Но и силовые действия Киева при этом не осуждающую. Такое вот качание на качелях, диктуемое самим прецедентом нелегальной войны.

Теперь все надежды возлагаются на трехстороннюю контактную группу, безрезультатно дважды собиравшуюся еще до возобновления АТО, и ее способность согласовать условия нового перемирия и гарантировать его соблюдение. За спиной этой группы европейские лидеры надеются сохранить лицо. Получится ли? Насчет сохранения лица не знаю, а насчет решения проблемы, ради чего вроде бы все и делается, сильно сомневаюсь. Ведь условием Киева остается именно прекращение войны, т.е. разоружение боевиков, что вряд ли устроит и их лидеров, и стоящий за ними Кремль. А если Кремль даже готов будет с этим смириться, то публично не признается – слишком многие готовы будут обвинить его в предательстве. Поэтому, наверное, и в резолюции четырех министров о разоружении не упоминается. Равно как и о выводе из Донбасса в Россию ее воюющих граждан.

Контактная группа должна собраться завтра. Если разойдутся ни с чем, будет продолжена набравшая обороты АТО, о которой Гиркин-Стрелков сказал, что противостоять ей его люди не в состоянии, и в течение недели будут раздавлены. Он по-прежнему надеется на ввод в Донбасс российской армии или, говоря иначе, на легализацию войны. Однако сегодня Кремль при поддержке европейских политиков ищет иной способ недопущения военной победы Киева. Что будет завтра, увидим завтра. А 16 июля на очередной саммит соберется Евросоюз, ультиматум которого был Москвой проигнорирован, на что, возможно, придется все же реагировать. Но к тому времени ситуация может существенно измениться.

 

Где же контактная группа? (5 июля)

Ничего нет о контактной группе, которая сегодня должна была собраться и обсуждать проект очередного перемирия, предложенный на берлинской встрече четырех министров. Кто-то что-то слышал об этом?

 

Из Славинска в Донецк: резкая смена ситуации (5 июля)

Такой вот день. То, что намечалось (собеседования в контактной группе и все такое прочее), не состоялось вообще, все об этом уже забыли. Гиркин-Стрелков и его подчиненные сдали Славинск и вместе с военной техникой переместились в Донецк. На политико-дипломатической поверхности - тишина, эта компонента нелегальной войны в изменившейся ситуации применения себе пока не нашла. Может быть, найдет завтра. Но самой этой войне еще не конец. Не уверен даже, что это начало конца. Буду рад ошибиться.

 

В сторону от основной темы: о  либеральном почитании Ивана Третьего (5 июля)

Идея альтернативной (Западу) цивилизации, спрос на которую был подогрет украинскими событиями, пленяет, похоже, и сознание считающих себя российскими европейцами. Не всех, пока некоторых. Как и все прочие «альтернативщики», они ищут и находят исторические корни своей идентичности в допетровской Московии. Там, по их мнению, имела место  своя, не заемная (у Запада) европейскость, с которой и надо осознать преемственность. И не только идейная, но и воплощавшаяся в государственном творчестве.

Таким воплотителем провозглашается Иван Третий. Упоминание его имени сопровождается, с одной стороны, термином "европейский абсолютизм". А с другой - такими словами, как "либерализм", "верховенство права". То есть незаемная европейскость - она не только самобытная, но и Европу, получается, опережающая. И по части ее абсолютизма, и по части либерализма. А аргументируется это тем, что князь Иван поддерживал церковное движение нестяжателей, которые, мол, и были тогдашними либералами. Ладно, пусть будут "либералы". Но ведь  не стал же Иван Третий исполнять программу нестяжателей, отступился от них, равно как и от законнического пафоса "жидовствующих", которых и вообще лишил жизни. А между тем его временный интерес к последним тоже порой рассматривается как свидетельство его европейскости.

Я понимаю, что любое мироощущение нуждается в исторической опоре, причем не чужой, а именно незаемной. Готов понять даже желание отмежевать европейскость от западничества - цивилизационная вторичность может смущать гордое национальное чувство. Но почему нельзя обойтись без замыкания этой самобытной идейной европейскости, коли уж таковую удалось обнаружить,  на фигуру конкретного правителя, конструируя задним числом образ, с жизненным прототипом не соотносимый? Почему современное либеральное историческое сознание норовит прислониться к правителю, искоренившему единственный (новгородский) очаг европейскости, и при котором единственным дозволенным самоименованием при обращении к нему становилось слово «холоп»? Тут какая-то потребность в самообмане, который, конечно, может быть и спасительным источником мифа, но может быть и результативно изобличен как невольный (по неведению) либо сознательный обман.

 

О новой ситуации (6 июля)

Пытаюсь понять, как вчерашние события могут сказаться на официальных позициях сторон (или углов) в треугольнике Украина-РФ-Европа. Порошенко, как и до того, не сможет отказаться от продолжения АТО и требования о разоружении боевиков. Путин, как и прежде, не сможет это требование поддержать. Европа, как и Путин, не сможет отказаться от идеи мирного политического урегулирования. А вот продолжит ли она выставлять Москве ультиматумы и грозить санкциями, пока вопрос.

Потому что непонятно, как поведет себя Кремль в этой новой фазе войны, оставит ли за собой роль ее нелегального участника, и если оставит, то в какой форме. А непонятно потому, что появился такой фактор, как Гиркин-Стрелков в Донецке, централизующий управление боевиками и власть в огромном городе и не очень-то расположенный признавать над собой не солидарное с ним  начальство.  Захочет ли Москва продолжать нелегальную войну на его стороне? Судя по отдельным симптомам, уже не хочет - пожалуй, сегодня тот редкий случай, когда есть смысл посмотреть под этим углом зрения российское ТВ.

Будет ли Москва и дальше настаивать на диалоге Киева с ДНР-ЛДР?  Разве что по инерции и с осознанием еще более проблематичных, чем до появления Гиркина и его воинов в Донецке, шансов на успех. У него-то расчет не на переговоры с Киевом, а только и исключительно на ввод российской армии, на превращение нелегальной войны в легальную. Равным образом и берлинско-парижский пафос мирного урегулирования, в котором и раньше-то смысла было немного, рискует стать совсем уж бессмыслицей.

Так что меньше всего, наверное, в начальной стадии этой новой ситуации головная боль должна мучить Порошенко. Перед ним пока чисто военная задача - как вести АТО в  городе с миллионным населением. Такие вот первые приблизительные соображения.

 

О воскресном вечере перед телевизором (6 июля)

Как и собирался, посмотрел полностью воскресные программы первого и второго ТВ-каналов. Первый раз. По поводу передислокации из Славянска в Донецк очень мало, об изменившейся в связи с этим ситуации вообще ничего. Установки, судя по всему, еще не поступали, а может, и пока отсутствуют. Показали митинг в Донецке с акцентом на готовности жителей вооружаться и защищать город: "Главная битва за Донбасс впереди". Гиркин на несколько секунд мелькнул один раз. Общее впечатление - выстроенная в батальном стиле картина мира, иллюстрируемая массой слов и картинок. Картинок, которые, как поведал российским телезрителям издавна дружелюбный к ним американец Стивен Коэн, в отличие от слов, не врут.

Человеку, не знающему о происходящем в Украине в деталях и подробностях из других источников, не впустить в себя эту картину мира вряд ли получится. В ней Добро, представленное одной страной и ее руководителем, противостоит мировому Злу, представленному руководством Америки, стран Евросоюза и Украины. Виновники горя, обрушившегося на Донбасс, они и только они. Киевская власть именуется исключительно "нациками", вдохновленными и мотивируемыми на Зло властями американскими и европейскими, - разбираться в различиях их позиций не предлагается.

Короче, как и советовал президент, демонстрируется "сила морального превосходства". Над всеми, кто не с нами. Точнее, над всеми, кто не мы.

 

О  Кургиняне в Донецке (8 июля)

Субботнее изменение ситуации в Донецке (да и в Донбассе в целом) застало, похоже, врасплох всех основных мировых политических игроков. Кроме разве что Киева, готовящегося, насколько можно понять, к осаде Донецка. Из мировых столиц по инерции звучат прежние слова. Кто-то требует от Путина заняться деэскалацией конфликта, не поясняя, что конкретно имеется в виду. Кто-то призывает к возобновлению работы трехсторонней контактной группы (Украина-Россия-ОБСЕ с участием представителей ДНР и ЛНР), т.е. к переговорам непонятно о чем. Кто-то, как глава российского МИДа, советует Порошенко не убивать людей и умерить амбиции. И все ждут, что будет происходить в Донецке, и что будет делать там Киев.

Впрочем, нельзя не признать, что эту продолжающуюся паузу оригинальнее всех попыталась было заполнить Москва, прислав в Донецк пожилого околополитического персонажа, наделенного особым даром даже самый высокий пафос делать смешным. Его эпатажная мысль, что лучше быть мертвым царем Леонидом, чем живым кандидатом в Наполеоны, действительно многих развеселила. Однако боевые соратники живого Гиркина-Стрелкова, посмертной славой Леонида не прельстившегося и свои Фермопилы-Славянск добровольно сдавшего, восприняли ее всерьез и клоуна со сцены согнали. Они ведь тоже судьбы и славы трехсот спартанцев сочли за лучшее избежать, сохранив себя для новых сражений и побед. Вопреки желанию Москвы, которой они были нужны в Славянске и совсем не нужны в Донецке.

Я сейчас не о самой войне, которую эти люди развязали в Донбассе. Я о том, что политруковские лекции о воинской доблести и героизме, читаемые  под камеру с кожаного гостиничного дивана, не могли отозваться в них ничем, кроме оторопи, переходящей в раздражение, а у большинства остальной слушающей публики ничем, кроме смеха. Наверное, впредь на пафосных клоунов столь ответственные миссии возлагать остерегутся. Такие порученцы могут дискредитировать только тех, кто их послал, а не тех, кого дискредитировать поручено. А вот научатся ли когда-нибудь из политических цунгцвангов выбираться без клоунады, рано или поздно рождающей неразрешимую проблему исполнителей, - по-прежнему вопрос.

 

Изменился ли режим? (10 июля)

Вчера обсуждали в "Либеральной миссии" особенности путинского политического режима. Как он складывался и сложился после президентских выборов 2012 года.

Психологически на это трудно было людям настроиться. Доминирует представление, что с аннексии Крыма наступила новая эпоха, и это проявилось во многих выступлениях. Но звучала и иное суждение: мол, события последних месяцев ни в природе режима, ни в его конкретных проявлениях внутри страны ничего принципиально не изменили. И репрессивное законодательство, и своеобразие правоприменения, и антизападническая идеология "уникальной цивилизации" - все это возникло раньше. И, вроде бы, так оно и есть. А потому о новой эпохе правомерно говорить разве что в смысле международного позиционирования РФ, взломавшей мировой порядок.

Думаю, однако, что сдвиги произошли и внутри. Крым и резко негативная реакция на его аннексию в мире принципиально изменили такой элемент режима, как СМИ, которые стали целенаправленно апеллировать к инерции милитаристского сознания и насаждать атмосферу осажденной крепости. И он стал тем Событием, которое вместе с новой политикой СМИ изменило взаимоотношения режима и населения. Оно, конечно, и раньше в массе своей не отторгало проповедь патриотизма, благосклонно внимало речам о "духовных скрепах" и всем таком прочем, но оно этим внутренне не проникалось. А теперь прониклось. И этим "крымнашизм" как ценностное основание режима существенно отличен от своих недавних предтеч.

Да, за исключением СМИ, на его, режима, внутриполитическом поведении «крымнашизм» пока заметно не сказался. А как скажется и скажется ли, зависит от динамики этого нового феномена. Пока о ней ничего определенного сказать нельзя.

 

О  гнили (11 июля)

Чуть ли ни общее уже место: система загнивает и потому долго не протянет. У кого-то звучит тревожно, у кого-то оптимистично. И вроде бы много тому подтверждений - что загнивает и потому долго не протянет. Но так ли уж весомо это "потому"?

Гнить тоже можно долго, если не сгнившее к процессу адаптируется, будучи не в состоянии изменить его вектор. И даже когда ничего, кроме гнили, не останется, тоже можно. Одухотворяя ее "крымнашизмом" либо чем-то не менее духоподъемным. Или не одухотворяя ничем в ожидании, когда подвернется чем. Плохое сегодня настроение.

 

Который раз на том же месте: Меркель и Олланд о контактной группе (11 июля)

Берлин и Париж снова высказались за созыв трехсторонней контактной группы (Украина, Россия, ОБСЕ) с участием представителей ДНР-ЛНР для достижения договоренности о двустороннем прекращении огня. Меркель и Олланд призвали Путина использовать для этого влияние России на боевиков. В телефонном разговоре все трое согласились с тем, что главная задача - избежать новых жертв среди мирного населения. Непонятно только, почему эта группа, созыв которой был намечен еще 2 июля в берлинской декларации четырех министров иностранных дел, до сих пор не может собраться. Кто и что препятствует? Киев? Боевики, на которых Москве предлагается оказать влияние? Изменившаяся ситуация в Донецке? Или отсутствие общего представления о том, что должно происходить после прекращения огня?

Похоже, Берлин и Париж видят свою миротворческую функцию в том, чтобы переложить этот последний вопрос на контактную группу, а та не может собраться без заранее согласованного на него ответа. Вопрос о том, стать ли ДНР-ЛНР после заключения перемирия политическим субъектом, правомочным вести дальнейшие переговоры об устройстве украинского государства, как того хотят ДНР-ЛНР и Москва, или разоружиться, на чем настаивает Киев. Может ли быть политический выход из этого тупика?

 

О нелегальной войне и морали (12 июля)

В сегодняшней нелегальной войне государств то из них, которое в ней формально не участвует, реально участвуя, претендует на моральное превосходство суждения о войне с позиции ценностей мира. Но это лукавство вдвойне. И потому, что участие имеет место. И потому, что любая война вне морали. Моральные оценки применительно к ней если и корректны, то только в отношении ее начала. Зло войны кем-то инициируется, и потому инициатор и есть единственный ответчик за это зло. Даже если он и начинает войну, и продолжает потом участвовать в ней без ее объявления.

 

Между войной нелегальной и легальной (14 июля)

Нелегальную войну, если она перестала быть тайной, ни одна из сторон не может позволить себе проигрывать, как и войну легальную. Поэтому политико-дипломатическая компонента этой войны никакого влияния на нее, похоже, уже не оказывает. Попытка Меркель повторить нормандский сценарий, дабы Путин и Порошенко в очередной раз в ее присутствии поговорили о выходе из войны в мир, успехом не увенчалась - Порошенко лететь в Бразилию отказался. Дав тем самым понять, что подобные разговоры считает бесполезными. Путину с  Меркель ничего не оставалось, как ограничиться еще одним ритуальным призывом к созыву контактной группы и переговорам Киева с лидерами боевиков о прекращении огня.

Такие призывы звучат со 2 июля, но стороны им не внемлют по причине отсутствия предмета переговоров. Киев не может согласиться на прекращение АТО без разоружения боевиков, а те не могут позволить себе сложить оружие - это означало бы не только их добровольную капитуляцию, но и поражение Москвы в нелегальной войне. Поэтому Киев форсирует военное наступление, а Москва, во избежание его победы, демонстративно легализует свое участие в войне открытым вторжением на украинскую территорию колонн тяжелой военной техники и прочими акциями, формально оставаясь в прежнем нелегальном формате. И внушает собственному населению мысль о священности противостояния тем, кто распинает трехлетних младенцев, т.е. абсолютному злу.

Никогда еще полномасштабная война не была так близка. Фрау Меркель в унисон с Путиным исполняет старый романс о контактной группе. Порошенко обратился в Евросоюз с просьбой дать оценку действиям России и включить обсуждение ситуации в Украине в повестку дня саммита ЕС, который состоится 16 июля, и получил согласие. Что там решат, сказать трудно, учитывая что предыдущий саммит уже выдвигал Москве ультимативные требования, которые та проигнорировала без каких-либо для себя неприятных последствий. Между тем, некоторые военные аналитики считают, что части российского спецназа, сконцентированные около границы, могут вторгнуться в Украину уже завтра.

 

О здешнем мироощущении (14 июля)

Попробовал в нескольких словах выразить доминирующее здесь мироощущение.

Вот что получилось:

НАМ ПЛОХО, ПОТОМУ ЧТО МЫ ЛУЧШИЕ, И ВСЕ ХУДШИЕ ЖЕЛАЮТ НАМ  ХУДА.

 

 

О ностальгии по иной истории (15 июля)

Со времен перестройки тут возобладала и до сих пор доминирует точка зрения об альтернативности истории. Мол, в прошлом все, конечно, случилось так, как случилось, но могло быть и иначе. Без Грозного, Сталина, Путина и много кого и чего еще. Понимают, что доказать это невозможно, но стоят на своем. Такая вот ностальгия по иному прошлому.

А вспомнил об этом вот почему. Если не прошлое, то настоящее, пока оно прошлым не стало, уж точно  альтернативно. Особенно в такие моменты, как переживаемый сегодня. Процесс в масштабах отечественной имперской истории эпохальный, его результат не предрешен и может быть разным. А куда все вырулит, зависит, в том числе, от мышления и поведения приверженцев различных сценариев. И что мы видим?

Мы видим консолидацию всех тех, кто за "альтернативную цивилизацию", и отсутствие внятного позиционирования у большинства сторонников альтернативы этой цивилизации. Первые открыто и пафосно декларируют, какой исход противоборства Москвы и Киева полагают для России желательным, а вторые нередко отмалчиваются или высказываются уклончиво. И даже начинают порой выступать с прогнозами, которые полностью совпадают с желаниями и ожиданиями их вроде бы противников. А потом, если прогнозы сбудутся, опять, наверное, будут рассуждать о нашем дне сегодняшнем, ставшем вчерашним, как о потенциально альтернативном. Опять будут говорить, что все могло быть иначе.

Что же это за особенность мышления такая?

 

Новая фаза нелегальной войны (17 июля)

Нелегальная война, начатая Москвой в Крыму и продолжающаяся в Донбассе, вступает в новую фазу с новыми участниками. Что к ней подвело?

Во-первых, обнаружилась неэффективность ее политико-дипломатической (миротворческой) компоненты: призывы Берлина и Парижа к созыву контактной группы с участием представителей ДНР-ЛНР, звучавшие в течение двух последних недель,  призывами и остались. Прежде всего, из-за нежелания прислушиваться к ним  лидеров ДНР-ЛНР, не получивших, по их признанию, соответствующей «команды». Кто и где их командиры, разглашать не стали.

Во-вторых, Москва резко и почти демонстративно расширила свое участие в военных действиях в расчете на обессиливание АТО и увеличение силового и, соответственно, политического веса ДНР-ЛНР как переговорной стороны. А в ответ на это вчера в нелегальную войну легально вступили США и Евросоюз, используя против локального и архаичного российского мира военной силы главное оружие глобального мира экономики - финансово-экономическую блокаду. Вашингтон уже объявил о новых санкциях и ввел их, а ЕС объявил и обещал ввести  до конца июля. В Москве пусть и не прямо, но признали, что для России они чувствительны. Сохраняется и обещанная Вашингтоном и Брюсселем перспектива еще большего сужения кольца блокады.

Что будет делать Кремль, для которого санкции становятся серьезным вызовом, а выход из нелегальной войны без достижения ее целей в Донбассе политической смерти подобен? Европа, согласившись на санкции, т.е. на участие в войне, одновременно пытается сохранить за собой и роль миротворца, по-прежнему призывая к созыву контактной группы. Но что эта группа может сделать, даже если соберется, при несовместимости интересов сторон? Пока не похоже, чтобы санкции заставили Москву, а значит и Киев отказаться от военного решения конфликта.

 

Резкое и никем не предвиденное изменение ситуации (17 июля)

Локальное зло, предъявившее себя миру убийством 298 пассажиров и членов экипажа международного авиарейса, предстало злом мировым.

 

Кто про что, а Меркель все о том же (18 июля)

Фрау Меркель призывает к прекращению огня в интересах расследования причин авиакатастрофы. Гиркин-Стрелков даже мысли такой не допускает. Может быть, миротворцам из Берлина пора уже начинать прямые переговоры с Гиркиным?

 

О заседании Совета безопасности (18 июля)

Вчерашняя катастрофа сказалась, похоже, и на сегодняшнем заседании Совбеза. И не только в том смысле, что о ней много говорили, ибо не говорить не могли. С той или иной степенью жесткости акцентировались: 1) заглавная роль РФ в продолжении и обострении конфликта (Англия, США, Литва, Австралия, Люксембург, Франция); 2) идея мирного урегулирования, но не в духе Меркель, а с условием "разоружения сепаратистов" (те же плюс Иордания и Руанда). Китай, как всегда, выступил за мир, дружбу и все хорошее, конкретикой себя и других не обременяя. Примерно в том же обычном для себя духе - Чад, Аргентина, Чили, Нигерия и Южная Корея. Остался верен себе и Чуркин, для которого мирное урегулирование - это "прекращение карательной экспедиции" киевских властей, вдохновляемых и направляемых "западными поводырями". Чем показал, что на санкции Кремль пока реагировать уступками не собирается.

 

О двух патриотизмах (19 июля)

Если слегка перефразировать Чаадаева, то есть патриотизм подданных и патриотизм граждан. Суть первого: зло, которое правительство моей страны несет вовне, не есть зло, потому что это правительство моей страны. Суть второго: зло, воплощаемое правительством моей страны, должно быть названо своим именем, дабы и сама страна моя не стала страной зла. Для первого инакомыслящие и инакочувствующие - предатели, для второго - заблуждающиеся.

 

О новом политическом мышлении Или стирании границ между «вовне» и «внутри» (19 июля)

Интересно тут все в головах устроено. Написал вот о двух разновидностях патриотизма, выделенных по критерию отношения жителей страны к действиям своего правительства ВНЕ страны. А в ответ получил указание на неприемлемые действия правительства страны соседней, которые ведутся не вне, а ВНУТРИ нее, т.е. на ее собственной территории. Это к тому, как понял, что "наш" патриотизм подлинный и цивилизованный, благо никакими АТО не соблазняется, а "ихний" – исключительно "бандитский". Похоже, действительно эпохальные сдвиги происходят в здешнем сознании и мышлении, раз "вовне" и "внутри" становятся неразличимыми. Феномен, достойный, по-моему, углубленного изучения.

 

 

Игра  в  пан-пропал? (20 июля)

Судя по тому, что движение военной техники из РФ в Донбасс продолжается, Кремль в новой ситуации, возникшей после введения санкций и авиакатастрофы над Донецком, уже определился.

На призывы прекратить содействие боевикам, исходящие из Совбеза и мировых столиц, не обращать внимания, благо реальных угроз они не несут, а репутационные потери в обозримом будущем все равно не вернуть.

На санкции уступками не реагировать, ибо пока их можно пережить.

Наращивать военное присутствие в нелегальной войне, дабы посредством успехов в ней можно было навязать Киеву прямые переговоры с лидерами боевиков, к чему в очередной раз призвал вчера министр Лавров.

Демонстрировать готовность сосредоточением все большего контингента российских войск в приграничных с Украиной зонах перевести при необходимости  нелегальную войну в легальную.

Максимально затруднять и затягивать расследование причин катастрофы Боинга, не обращая внимания на негативный информационный шум.

Кстати, вчера же мелькнуло сообщение (не знаю, насколько достоверное), что один из главных функционеров ДНР поставил обеспечение безопасности расследования в прямую зависимость от достижения перемирия и предваряющих его переговоров, что расходится с более ранним заявлением Гиркина о принципиальной недопустимости такого перемирия. Возможно, в Донецке раскол, и тогда дела Гиркина плохи, а возможно, сумели договориться. Но если все так, то это игра Москвы в пан или пропал. В расчете на то, что адекватного разящего ответа у западных противников Кремля нет, а потому главное – одолеть военную силу АТО, принудив Киев к переговорам с ДНР-ЛНР как с политическими субъектами.

 

Об опасности нестандартных ответов вроде готовящегося в США закона об их союзе с Украиной, Грузией и Молдовой без членства этих стран в НАТО пока, похоже, не думают. Не до того.

 

 

О видеообращении Путина (21 июля)

Ключевое слово в ночном видеообращении Путина - "переговоры". Оно предназначено для объяснения смысла того, что было и есть, равно как и для обозначения позиции Москвы. Почему сбили Боинг? Потому что не было переговоров между воюющими в Украине силами, потому что не вняли они советам Кремля: "Мы неоднократно призывали противоборствующие стороны немедленно прекратить кровопролитие и сесть за стол переговоров". Но кто с кем должен переговариваться? Кто субъекты переговоров?

Принципиальное значение этого вопроса долго недооценивалось западными претендентами на роль миротворцев.  И только после трагедии с самолетом Запад, если судить по последнему заседанию Совбеза, перестал, кажется, соединять позиции Москвы и Киева в политически бессодержательных миротворческих формулах и открыто присоединился к позиции Киева. А именно, что соглашение о прекращении огня может иметь целью не превращение ДНР-ЛНР в политических субъектов, обсуждающих с Киевом перспективы Донбасса и его статус в Украине, а только и исключительно "разоружение незаконных вооруженных формирований".

Но Москве такие переговоры и такой мир не нужны, согласиться на это равносильно для нее признанию поражения. Ей нужны переговоры, легитимирующие ДНР-ЛНР именно как подконтрольных ей политических субъектов, только это было бы для нее победой в ведущейся ею нелегальной войне. И Путин в своем обращении преподносит эту субъектность как реально существующую, с которой нельзя не считаться. Разве не проявляет она себя на месте авиакатастрофы? Кто там работает? Там "уже работают представители Донбасса, Донецка, представители МЧС Украины, эксперты Малайзии". Вот так: Донбасс и Донецк в лице представителей ДНР статусно уравнены с суверенными государствами.

Под этим углом зрения и надо, очевидно, читать заключительный пассаж обращения Путина: "Россия сделает все, что от нас зависит, чтобы конфликт на востоке Украины перешел из сегодняшней военной фазы в фазу обсуждения за столом переговоров мирными и исключительно дипломатическими средствами". А что зависит от России, какие у нее инструменты достижения цели, если не считать сохраняющую приверженность прежней миротворческой формуле госпожу Меркель? Только силовые, только принуждение к устраивающему ее миру продолжающимся участием в нелегальной войне с демонстрацией готовности перевести ее, если потребуется, в легальную. Что она и делает.

 

У роковой черты? (21 июля)

Российский МИД расшифровывает конкретный смысл видеообращения Путина, в котором акцентируется необходимость переговоров между противоборствующими в Украине сторонами. Констатируется, что без них не может быть обеспечена безопасность расследования причин падения Боинга. Это, надо полагать, ответ на вчерашнее ультимативное требование, предъявленное Путину руководителями Англии, Германии и Франции. Требование создать необходимые условия для расследования до вторника, т.е. до завтра. В ответ на это Москва фактически выдвигает Западу встречное условие: хотите безопасного расследования (а мы тоже хотим) - заставьте Киев заключить с боевиками перемирие. То есть остановить АТО, которому в формате нелегальной войны Москва не в состоянии сегодня успешно противостоять. Избежать поражения она может, только введя в Украину войска.

Фактически Западу предлагается сыграть на стороне Москвы против Киева. Трудно предположить, что он на это пойдет, учитывая, что для Порошенко такой сценарий будет иметь катастрофические политические последствия. И зная к тому же, что район падения самолета находится под полным контролем боевиков, и никаких военных действий там не ведется. А Путин между тем назначил на завтра заседание российского Совета безопасности. Намечено обсудить вопрос об обеспечении суверенитета России. Это значит, что он воспринимается находящимся под угрозой. Ситуация, похоже, накаляется предельно.

 

О Боинге и Крыме (22 июля)

В связи с Боингом вспомнилось вторжение США и их союзников в Ирак, которым оправдывалась российская аннексия Крыма. Действительно, в обоих случаях это игра в обход правил. Но есть и разница, которая не только в том, что в первом случае не было аннексии чужой территории. Разница в том, что в первом случае нарушение правил означало неадекватные действия современности против архаики, а во втором - ответ архаики на вызов современности. Поэтому в первом случае начальный ход в обход правил не влек за собой цепь последующих обходов, а во втором влек неотвратимо. И довлек до трагедии с Боингом.

Я не к тому, что она была изначально предопределена. Я к тому, что возможность такой "случайности" проистекала из изначального попрания правил оснащенным современной военной техникой архаичным субъектом. Проистекала из природы запущенного им в Крыму маховика нелегальной войны.

 

О речи Путина в Совете безопасности РФ (22 июля)

Новый тактический принцип Кремля: будучи загнанным в угол, надо попробовать в нем отсидеться (под впечатлением  речи Путина в Совбезе)

 

Что может быть, кроме того, что было и есть? (22 июля)

И все же из изложения успокоительной речи Путина на заседании российского Совбеза не ясно, что Кремль намерен делать в Донбассе. Открытого ввода войск, слава Богу, не предполагается. Между тем, ситуация, похоже, развивается так, что поражение боевиков - вопрос дней, что для Кремля, из инициатора "крымнашизма" превратившегося в его заложника, вряд ли приемлемо. Проговоренный в очередной раз призыв остановить АТО хотя бы на время расследования причин авиакатастрофы в Киеве, понятно, отклика не найдет. Что же будет? Будет, очевидно, наращивание российского военного давления в Донбассе в формате все той же нелегальной войны. А что может быть еще? Переступившие черту сами остановиться не могут.

 

О повстанцах и их вождях (22 июля)

Читаю вот, что восстание в Донбассе правильное, глубоко народное и прогрессивное, да только вожди ему и его идеалам не в рост. Мне же сдается, что каковы восставшие, таковы и вожди – иначе бы не быть им вождями. А люди иного мировоззрения пишут, что вожди героические, цели их прекрасные и глубоко народные, но сам народ им - и вождям, и целям - к сожалению, не соответствует. Ну а я думаю, что если так, то вожди самозванцы.

 

Еще о речи Путина в Совбезе (23 июля)

Написал вчера о том, что речь Путина в Совбезе читалась как готовность загнанного в угол в нем отсидеться. Но имел в виду совсем не то, о чем многие говорят. Я имел в виду отсидеться в ИЗОЛЯЦИИ ОТ ЗАПАДА при готовности ее принять, как неизбежность. Что для этого нужно?

Нужна внешняя безопасность, и Путин заявил, что она будет обеспечена. Нужна внутренняя безопасность режима, и Путин заявил, что она будет обеспечена. И экономическая (что в условиях изоляции непросто, но придется поднапрячься), и политическая. А что может подорвать политическую безопасность?

Ее может подорвать поражение в Донбассе. Поэтому нелегальную войну Россия там продолжает и будет продолжать всеми доступными ей средствами, не обращая внимания на  реакцию западных политиков и западного общественного мнения на эту войну, на экономические санкции и на любые заключения любых комиссий относительно причин катастрофы самолета над Донецком. Естественно, вслух это не говорится. Но это делается и будет делаться - несмотря на то, что именно это и ведет к изоляции. И своей вялой и рыхлой речью, основной посыл которой исключает внятность его акцентирования, Путин дал понять: мы готовы отсидеться в углу, где с вашей помощью оказались, но вы нас в нем не достанете.

Опровергнуть его может только украинская армия.

 

О КГБ, ФСБ и СБУ (23 июля)

Интересные порой встречаются постановки вопросов. Например, такая: почему в определенных кругах во избежание репутационных потерь предполагаемая причастность к чему-то ФСБ автоматически понуждает полагать это "что-то" злом, а в отношении к СБУ репутационно уязвимой считается, наоборот, критика этой украинской организации? Мол, девичья-то фамилия у них одна и та же - КГБ! Мне лично с таким способом поддержания людьми своей репутации сталкиваться не приходилось, а потому выскажусь только по существу дела, как его понимаю.

Чем был КГБ?

Он был, во-первых, имперской структурой. Остается ли он таковой в РФ? Думаю, что остается, и это проявилось и в деятельности ФСБ в Украине времен Януковича, при котором и СБУ была украинским филиалом Лубянки. Сохраняется ли такое положение вещей сегодня? Обслуживает ли СБУ имперский интерес Москвы? Если да, то требуются доказательства.

Во-вторых, КГБ занимал определенное место в советской государственной системе. Сохранил ли он это место в РФ? Полагаю, что не только сохранил, но и превратил себя из главного звена системы в звено системообразующее. Можно ли утверждать, что место СБУ в послемайданной государственной системе Украины то же самое, что и место ФСБ в системе российской? Если да, то опять же желательны доказательства.

Украина вознамерилась порвать с инерцией советского периода, воплотившейся в постсоветского уродца. Получится у нее или нет, никто сегодня не скажет, госаппарат ей после Майдана достался тотально прогнивший, но и намерение слишком очевидное, чтобы умудряться его не замечать. Если же получится, то она уйдет от России, застрявшей в постсоветском межумочном состоянии, в иное цивилизационное измерение.

Я понимаю, что это может восприниматься болезненно, из чего проистекает соблазн уподобления современной Украины современной России, апеллируя к их давнему и недавнему совместному прошлому. И тогда ФСБ и СБУ предстанут близнецами-братьями по причине наличия у них общего родителя, а разное отношение к ним – исключительно как продукт групповой ангажированности. Но бывает ведь и так, что и у близнецов жизненные пути-дороги могут разойтись.

 

Депутатов отзывают из отпусков? (23 июля)

Если депутаты Думы действительно отзываются из отпусков на экстренное заседание, то ради чего? Скорее всего, ради того, чтобы упредить признание ДНР и ЛНР террористическими организациями, наделив их официальным признанием России. И предложить Киеву начать с ними переговоры о прекращении огня, как с полноправными политическими субъектами. С соответствующим решением на случай отказа о вводе в Украину российской армии. А зачем еще может быть нужен созыв депутатов?

 

О войнах под престолом (24 июля)

Один известный российский либерал написал, что политика Путина на украинском направлении - сплошной кошмар и погибель для России. Другой известный либерал с ним согласился, но нелицеприятно пожурил: долго же ты, дорогой, созревал, долго с Путиным шагал в ногу; это, конечно, хорошо, что  созрел, но я-то, не в пример тебе, все понял сразу. Первый возразил в том смысле, что второй сам ничего не понял, а именно, что Путин бывал разный. Третий известный либерал, отвечая первому, написал, что Путин не разный, а всегда себе равный, и ему, третьему либералу, это тоже, в отличие от  других, было очевидно изначально, а потому и он вправе числить себя не среди званных, которых много, а среди избранных, которых мало. Наверное, на подходе четвертый, пятый, шестой, настроенные поговорить о своих и чужих биографиях. Под престолами тоже свои игры и свои счеты, свои проверки и перепроверки анкетных данных друг друга, свидетельствующие о том, что и на престолах наших пока может быть лишь то, что было и есть.

 

О советах и советчиках (25 июля)

Позавчерашняя информация об отзыве из отпуска депутатов Думы, дабы дать им возможность экстренно принять судьбоносное решение по Украине, вроде бы не подтверждается. Нелегальная война продолжается, обходясь без помощи законодателей. Без работы их, однако, не оставляют и летом, широко используя их пропагандистские дарования на ТВ. Ну, а не для столь массовой аудитории говорят другие люди с других трибун.

Например, в замечательной и интеллектуально далеко продвинутой газете "Известия" можно почитать о том, что войну эту надо продолжать и выигрывать непременно, а если она будет свернута либо проиграна, то вся тяжесть вины падет на прозападную российскую элиту, парализующую разум и волю президента Путина. За что потом, когда "внутренним Донбассом" станет вся Россия, с нее, с элиты этой, спросится по полной, но начать спрашивать желательно уже сейчас. Впрочем, монополии на истину в газете нет, в ней есть и призывы войну прекратить, оформленные в виде экспертных рекомендаций.

Одни советуют Киеву легитимировать своих вооруженных противников, для чего провести в Донбассе не только губернаторские, но и президентские выборы, так как в прошедших выборах большинство жителей региона не участвовало. Другие обращаются к НАТО с предложением объявить о навечном замораживании альянса в его нынешнем составе, о письменном обязательстве его нерасширения. Своим властям эти люди советами не докучают, исходя из того, наверное, что те и так все делают правильно. Ну, а к чужим властям взывают, очевидно, потому, что верят в планетарную мощь своих голосов, которые не могут не быть услышанными.

 

Фото в ФБ (25 июля)

Все время выскакивает фото трех веселых австралийских детей с Боинга, выложенное их осиротевшими родителями. И каждый раз долго смотрю. С чувством, с которым, наверное, смотрели бы в бездну, откуда доносится детский счастливый смех.

 

Второй фронт: Евросоюз вслед за США вводит новые санкции против России (26 июля)

Похоже, все возможные частные прецеденты, потенциально заложенные в прецеденте нелегальной войны, себя уже обнаружили, и ничего принципиально нового больше можно не ждать. У России нет ничего, что она могла бы добавить к поставкам в Донбасс людей и военной техники и артиллерийско-минометных обстрелов со своей территории территории украинской. В такой войне у Украины нет адекватного силового ответа, ибо стрельба по российским огневым точкам перевела бы эту войну в легальное состояние, чего Киев хотел бы избежать; именно поэтому он остерегается официально квалифицировать действия Москвы как агрессию. Так что вряд ли будет изменен и избранный им формат АТО.

Но в последние дни в войну вступил третий участник в лице Запада, из миротворца превратившегося в фактического союзника одной из сторон конфликта. Он перестал считаться с заверениями Кремля, что никаких действий тот против украинской армии не ведет, официально признав эти действия фактом. И стал легально усиливать свое противодействие органичными для него экономическими методами, не исключая, однако, и других, о чем свидетельствует прошедший уже в американском Конгрессе в двух чтениях закон о союзе США с Украиной, Молдовой и Грузией без членства этих стран в НАТО.

Все это означает, что нелегальная война, камуфлировавшаяся Москвой под внутриукраинский вооруженный конфликт, признана Западом войной России и Украины. Это новая ситуация с собственной логикой развития. Раньше в Донбассе не могли себе позволить проиграть Москва и Киев. Сегодня, сдается мне, этого не может себе позволить и открывший второй фронт Запад.

 

Без права на память (27 июля)

Прочитал, что люди в России, которым удалось получить тела родных, погибших в Донбассе, просят журналистов не называть имена погибших и причину их смерти: "Нам в этой стране еще жить". Нелегальная война включает в себя патриотическую ТВ-мобилизацию устрашающим телеобразом "врага России и русских", но исключает память о павших в бою. Нет в этой войне ни личных подвигов, ни прижизненной и посмертной славы. Не предусмотрены. Предусмотрено только забвение.

 

О третьей позиции (28 июля)

Пытаюсь понять конкретный смысл позиции, выражаемой словами "мир лучше войны". Пока не очень получается. Война, конечно, зло, поддерживать ее этически ущербно, как этически ущербно и обсуждать этот тезис. Но война реально идет, в ней участвуют две стороны с разными целями. И вот говорят, что выбора между ними нет, любой выбор ложный. Пусть так, но это морально комфортная позиция "против" при отсутствующем "за". И его отсутствие не восполняется суждением типа того, что раз против войны - значит за мир. Потому что в данном случае обе воюющие стороны тоже за мир. Только на разных условиях. И выбирать все равно приходится между ними. Какая тут может быть третья позиция? Третья позиция, сдается мне, это самообман. Может быть, и возвышающий, но самообман.

 

Промежуточные итоги (30 июля)

После того, как Европа решила, вслед за США, ввести новые и на этот раз чувствительные экономические санкции против РФ,  можно подвести предварительные итоги происходившему и происходящему в Украине, России и мире со времен Майдана:

1.В Киеве случилось Событие, во временных масштабах российской империи исторически более глубокое, чем даже распад СССР. Европейский выбор Украины при его отторжении живущей в имперской инерции Россией означал утрату последней ее исторической идентичности, апеллировавшей к древнему Киеву и выстраивавшейся в течение многих столетий;

2. Ответом Москвы стала нелегальная война РФ против Украины, начавшаяся в Крыму и до сих пор продолжающаяся в Донбассе, которая разрушила и без того хрупкий и не всегда строго соблюдавшийся мировой правопорядок при отсутствии вызревшей альтернативы ему;

3. Ответом на этот вызов стало открытие второго фронта консолидировавшимся Западом ради защиты созданных им международных правил игры, феномен нелегальной войны исключающих, и подтверждения своей роли ведущего мирового субъекта;

4. Противники такого ответа в США и Европе, выступающие против жесткой политики в отношении Москвы, выступают тем самым за отказ Запада от этой роли в пользу текущей экономической и политической прагматики, т.е. за примирение с разрушением мирового правопорядка;

5. Критики Запада и сторонники курса Кремля в России отстаивают ее право не считаться с этим правопорядком во имя сохранения своей преемственной с древним Киевом исторической идентичности, не замечая, что именно избранный для ее отстаивания инструмент нелегальной войны ставит на этой идентичности крест. Идея будущего, обращенного в изжившее себя прошлое, ведет и к утрате прошлого;

6. Люди в России, пробующие усидеть на двух разъезжающихся исторических стульях, производят своими умственными телодвижениями комическое впечатление. Впрочем, переждать, чем все закончится, можно и так. Пока ведь не закончилось.

На этом свои писания в ФБ временно прерываю, дабы собраться с силами. Недели через две надеюсь вернуться.

 





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика